Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Как предоставить аргументы на обвинения в суд валкоголизме

Как предоставить аргументы на обвинения в суд валкоголизме

Как предоставить аргументы на обвинения в суд валкоголизме

Как отразить обвинения в обнале и нереальности работ? 9 аргументов из практики

4 мартаМы собираем для вас самый полный список аргументов, с помощью которых можно отбить доначисления и доказать реальность операций. У нас уже есть три такие статьи:,и. Это статья — 4-ая часть победных аргументов.

  1. Контрагент участвовал в незаконном обналичивании денег. Есть приговор суда, которым это установлено. Инспекция отказала в вычете по НДС по счетам-фактурам от этого контрагента. Но суд поддержал компанию, указав, что:

инспекция не предоставила доказательств применения обществом схемы расчетов, свидетельствующей о возврате денежных средств самому обществу или лицам, имеющим к нему отношение, либо доказательств того факта, что общество знало или должно было знать о недобросовестности контрагента.Иными словами, инспекция не доказала, что деньги возвращались компании или что компания знала о недобросовестности контрагента.

Постановление Шестнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2021 года по делу № А63-5715/2017.

  1. Контрагент налогоплательщика участвовал в обналичивании денег, что подтверждается приговором суда общей юрисдикции. Инспекция не доказала, что отношения с этим контрагентом были фиктивными. Напротив, суд изучил огромный объем документов и допросил свидетелей. Всё указывало на то, что что отношения между налогоплательщиком и контрагентам реальны:

таким образом, суд приходит к выводу о том, что собранные по настоящему делу доказательства, в своей совокупности подтверждают факт поставки товара от спорных поставщиков и зачисление средств на счёт общества, что свидетельствует о реальности операций по приобретению продукции, которые обусловлены разумными экономическими целями. Налоговой инспекции в процессе судебного разбирательства предложено представить дополнительные пояснения по представленным документам, в том числе от ОАО «МЖК Армавирский», однако факт перемещения товара от спорных контрагентов в пункт разгрузки, инспекцией документально не опровергнут.

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 марта 2018 года по делу № А63-8925/2017.

  1. У контрагента компании весь набор признаков технички. Инспекция заявила об обнале и отказала в вычетах по НДС с этим контрагентом. Однако суд учел, что инспекция не опровергла поставку продукции, её использование в деятельности налогоплательщика, а также реализацию. Кроме того:

собранные в ходе проверки доказательства не подтверждают недобросовестность плательщика – из выписки с банковского счета не следует, что поступившая от плательщика оплата была обналичена.Решение Арбитражного суда Челябинской области от 22 ноября 2017 года по делу № А76-17403/2017.

  1. Компания перечислила деньги контрагенту. В этот же день или на следующий эти деньги снимала со счёта контрагента бухгалтер компании. Сами переводили — сами снимали.

    Инспекция заявила, что схема с обналом очевидна. Компания добилась решения суда в свою пользу, указав, что бухгалтер работает и у поставщика и у самого налогоплательщика. Инспекция не доказала возврат денег налогоплательщику или неправомерное обналичивание.

    Деньги снимались для нужд контрагента, и все нормально.

Решение Арбитражного суда Орловской области от 7 апреля 2017 года по делу № А48- 6665/2016.

  1. Инспекция обвинила контрагента компании в обнале и отказала в вычетах. Но суд встал на сторону компании, что:

в оспариваемых решениях не указано, и в судебном заседании представитель заинтересованного лица не пояснил, какие операции в выписках банка подтверждают факт обналичивания. Проведенный налоговым органом анализ движения денежных средств не подтверждает совершение обществом и контрагентом действий по обналичиванию денежных средств со счетов в банках.

Налоговая инспекция не приводит документально обоснованных доводов создания обществом кругового движения денежных средств, уплаченных ООО «Спарта». Налоговая инспекция ссылается на недобросовестность контрагентов 2 и 3 звеньев. Однако налоговой инспекцией не доказано, что общество знало или могло знать о недобросовестности субпоставщиков, а также влияние такой недобросовестности на отношения между обществом и ООО «Спарта».

Суд, проанализировав банковские выписки ООО «Спарта», установил, что они содержат сведения обычной хозяйственной деятельности организации. Кроме того, в них отражены, в частности, факты оплаты материалов, узлов, деталей, оборудования и услуг перевозки ООО «Сириус», ООО «Метрополь».

Решение Арбитражного суда Ставропольского края от 14 марта 2018 года по делу № А63-8925/2017.

  1. Компания-подрядчик заключила договор с субподрядчиком. Для исполнения договора требовались транспортные услуги, но инспекция заявила, что транспортные услуги на самом деле не оказывались.

Компания отбилась, представив таблицу услуг на 20 страницах, где:транспортные услуги сопоставлены с договорами подряда с заказчиками ООО «УНИКОМ» и актами выполненных работ формы КС-2. Из представленного реестра прослеживается соотношение оказанных транспортных услуг с выполняемыми обществом общестроительными работами по договорам с ООО «Железобетон-12», ООО СК «Март-Универсал», ОАО «Череповецкий Азот». Согласно актам выполненных работ ООО «Железобетон-12», ООО СК «Март-Универсал», ОАО «Череповецкий Азот» обществом были выполнены и переданы заказчикам строительные работы, для производства которых были использованы транспортные услуги, отраженные в первичных документах ООО «СК-Мет».

Доказательств выполнения транспортных услуг силами самого общества в материалах дела не содержится.

Кроме того, из представленных в материалы дела доказательств следует реальность оказания транспортных услуг.

  1. Компания заключила договоры перевозки. Инспекция заявила, что эти договоры формальны и направлены на получение необоснованной налоговой выгоды. Суд поддержал компанию по ряду причин, среди них была следующая:

все товарно-транспортные накладные полученные от ООО «Ритм-С» содержат названия транспортных средств, их государственные номера и фамилии водителей.

В ходе выездной налоговой проверки МИ ФНС не осуществила проверку транспортных средств, заявленных в товарно-транспортных накладных. Не нашла и не опросила владельцев грузовых автомобилей, а также водителей, осуществлявших перевозку.
Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 26 октября 2012 года по делу № А32-18174/2012.

  1. Компания заказала консалтинговые (маркетинговые) услуги. Инспекция заявила, что необходимость в этих услугах отсутствует, как и связь между доходом и этими услугами. Конкретной информации о проведённых исследованиях, их анализе и оценке нет. Инспекция расходы убрала.

Компания доказала, что что услуги по маркетингу реальны и эффективны, поскольку продажи товара увеличились.Кроме того, подрядчик представил систематизированные данные в виде таблицы.

В ней он указал, как оценивались бизнес-процессы с точки зрения маркетинга, продемонстрировал показатели тестирования сотрудников дилерских центров (следовательно, тестирование проводилось). Довод общества о представлении налоговой отчетности со значительной прибылью, которая имеет тенденцию к увеличению, налоговый орган не опроверг.

Довод общества о представлении налоговой отчетности со значительной прибылью, которая имеет тенденцию к увеличению, налоговый орган не опроверг.

Таким образом, указанные расходы ООО «ДЦ УАЗ» направлены на поддержание и расширение его деловой активности, непосредственно связаны с увеличением налогооблагаемых доходов общества и являются обоснованными, осуществленными в рамках деятельности, направленной на получение дохода.Постановление Одиннадцатого Арбитражного апелляционного суда от 15 сентября 2014 года по делу №А72-1526/2014.

  1. Инспекция решила, что компания незаконно учла по налогу на прибыль затраты на маркетинговые услуги. Также инспекция заявила, что цель проведения маркетингового исследования не достигнута.

Суд встал на сторону компании, указав, что: в материалы дела представлены копии товарных накладных по форме Торг-12 и товарно-транспортных накладных, подтверждающих факт реализации новой продукции с кодом 11480, начиная с июня 2012 г.Заявителем в материалы дела представлены копии товарных накладных по форме Торг-12 и товарно-транспортных накладных, подтверждающих факт реализации новых продуктов с кодом 11 802 и 11 806, начиная с мая 2011 г.При таких обстоятельствах, судебные инстанции правомерно указали, что налогоплательщиком представлены достаточные доказательства фактического использования результатов маркетинговых исследований в деятельности заявителя.Постановление Арбитражного суда поволжского округа от 5 апреля 2016 года Ф06-7389/2016 по делу № А57-5617/2015.

  1. Инспекция заподозрила, что компания создала формальный документооборот с управляющей компанией, которая по мнению инспекции, никаких реальных услуг налогоплательщику не показывает. Однако налогоплательщик отбился, указав, что между ним и управляющей компанией есть огромное количество контактов, а значит, и работа ведётся (иначе зачем бы сотрудники двух компаний столько раз созванивались?):

кроме того, доказательством реального управления ООО «ЕвроХим – БМУ» со стороны управляющей организации является распечатка телефонных переговоров за 2009 и 2010 годы с расшифровкой номеров телефонов обеих компаний и фамилиями сотрудников управляющей организации, осуществивших звонки (приложение № 14, листы 124-581; приложение № 15, листы 1-40).

Согласно данным, содержащимся в этих документах, в 2009 году между сотрудниками управляющей организации и ООО «ЕвроХим – БМУ» было совершено 11 818 звонков, общая продолжительность которых составила свыше 734 часов. В 2010 году количество звонков было равно 10 755, а общая продолжительность переговоров составила свыше 613 часов. Тридцать шесть командировок сотрудников управляющей организации в ООО «ЕвроХим – БМУ» имело место в проверяемый период (Приложение № 15, листы 41-159), а количество сотрудников ООО «ЕвроХим – БМУ», командированных в управляющую организацию, в проверяемом периоде превысило 55 (приложение № 15, листы 160-350).Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 12 января 2015 года по делу № А32-5124/2013.

Не говори никогда: Топ ошибок юристов в судах

Фото с сайта onflictmanagement.ru Говорить по делу, не задавать лишних вопросов, не ссориться с оппонентами, забыть о ссылках на Конституцию и собственных регалиях. И главное – хорошо подготовиться к процессу. Партнеры ведущих юридических фирм и известные адвокаты рассказали «Право.ru», как вести себя в зале суда, чтобы не навредить клиенту, какие юристы вызывают наибольшее уважение у судей и какие фразы ни при каких обстоятельствах не должны произноситься в ходе заседания.

Вадим Клювгант, адвокат, к. и. н., вице-президент Адвокатской палаты Москвы

Мы говорим не только словами, но и всем своим видом.

Поэтому прежде всего адвокатам нельзя приходить в суд помятыми и неопрятными, одетыми, как на пляж, «горнолыжку» или в ночной клуб. Это не только недопустимый моветон и нарушение правил профессиональной этики, но и внятный сигнал не воспринимать всерьёз такого адвоката и всё, что он скажет.

К известному из трудов классиков мудрому правилу:

«Говори не так, чтобы тебя можно было понять, а так, чтобы тебя нельзя было не понять»

, я бы добавил: говори только то, что нельзя не сказать именно в этот момент и по этому вопросу.

Распространённое среди части коллег стремление в каждом выступлении по любому вопросу непременно сказать всё обо всём сильно вредит эффективности защиты, притупляет внимание слушателя и приводит к результату, противоположному искомому.

Ещё одно золотое правило: не задавай вопрос, если не уверен в содержании ответа, который получишь.

Это важная составляющая священной заповеди «не навреди». Судебные прения – единственная возможность системно и комплексно изложить позицию защиты на основе всего, что есть в деле и исследовано в суде. И тем самым законно воздействовать на формирование внутреннего убеждения суда до принятия решения по делу.

Поэтому отказываться от участия в прениях нельзя ни при каких обстоятельствах, в том числе и в качестве протеста против судейского произвола. Напротив, в прениях нужно дать оценку и ему.

Анатолий Кучерена, адвокат, профессор, д.

ю. н., член Общественной палаты РФ Золотое правило – вести себя достойно, без повадок, свойственных человеку в быту. Судебный процесс – в некотором роде торжественное мероприятие, к которому готовятся – или во всяком случае должны готовиться – стороны.

Когда мы говорим о судебном процессе или следствии, то нельзя говорить прежде всего то, что может заставить суд усомниться в фактах, которые свидетельствуют о, к примеру, невиновности доверителя. Говорить нужно чётко и исключительно применительно к предмету судебного заседания: искоренить вольности, связанные с риторическими, философскими размышлениями.

Это, как правило, не идет на пользу – превращается в смех или хохму, в зависимости от ситуации. Судьи, как правило, всегда с уважением относятся к той стороне в процессе, которая старается не выходить за рамки предмета, того, что связано с конкретным делом.

Андрей Гривцов, адвокат, партнёр АБ «ЗКС» «Прошу отложить судебное заседание, поскольку было недостаточно времени для подготовки к процессу» Нельзя быть не готовым к процессу, а тем более говорить об этом. Подобная неготовность сразу бросается в глаза, характеризует юриста с непрофессиональной стороны, резко понижает уровень доверия как со стороны клиента, так и со стороны других участников процесса. Публичные утверждения о неготовности к процессу, просьбы отложить заседание по этому основанию всегда вызывают резкую реакцию у судьи, других участников процесса, которые при планировании своего рабочего графика исходят из того, что их коллеги не могут подвести и сорвать заседание.

Что делать: Готовиться, готовиться и еще раз готовиться. Тщательно изучать материалы дела, выписывать ключевые доказательства, составлять перечень вопросов для каждого свидетеля.

Каковы бы ни были ваша скорость реакции на то, что происходит в судебном заседании, и общий теоретический уровень, без подготовки к конкретному процессу не обойтись. Методы подготовки могут быть различными и зависят от индивидуальных особенностей каждого юриста.

Кто-то любит выписывать отдельные тезисы своих выступлений, кто-то пишет выступления целиком, кто-то держит все в голове.

Но в любом случае ни один юрист, именующий себя профессионалом, не может проявить неподготовленность к процессу. Нельзя недооценивать своих процессуальных оппонентов, думать о них пренебрежительно, а тем более говорить об этом в судебном заседании. Недооценка процессуального оппонента, недостаточное прогнозирование его доводов ведет к поражению, поскольку в какой-то момент вы окажетесь не готовы к ответу на внезапно использованный противником аргумент.

Что делать: Всегда исходить из того, что ваш процессуальный оппонент умнее вас, стараться оценивать доказательства по делу не только со своей позиции, но и с позиции противоположной стороны. В процессе подготовки к заседанию следует в какой-то момент постараться начать думать, как процессуальный оппонент, поставить себя на его место, придумать за него все возможные аргументы и эти же аргументы уже от себя разбить.

Нельзя проявлять неуважение к суду и оппонентам, переходить в споре на личности, употреблять любые выражения, которые хоть сколько-нибудь умаляют честь и достоинство другого лица. Этим, казалось бы, основополагающим правилом многие юристы пренебрегают, считая, что в процессуальном споре допустимы любые аргументы.

Любое проявление неуважения к процессуальному противнику, а тем более к суду, не может не вызвать ответную реакцию, повлияв на объективность принятого по делу решения. Результатом станет не оценка ваших юридических аргументов, а оценка вашей личности, которая может сказаться и на судьбе клиента, что абсолютно недопустимо.

Что делать: Ответ на этот вопрос есть в законодательстве об адвокатуре: во всех случаях проявлять честь и достоинство, присущие профессии. Уверенно выдерживать и отстаивать собственную процессуальную позицию, не опускаясь до склок, скандалов, выкриков, оскорблений других участников процесса. Вести себя уважительно по отношению к суду и оппонентам, вселять в них уважение как к вам, так и к отстаиваемой вами позиции, никогда не забывая, что в дальнейшем любой участник процесса и даже судья может стать вашим клиентом.

Кстати, подобные клиенты, которые обращаются к вам по результатам оценки вашей работы в другом процессе, являются лучшим признаком профессионального признания.

Анна Грищенкова, партнёр : «Как я вам уже сказал.» Да, иногда судья задает вопросы и уточнения по обстоятельствам, которые уже освещены юристом. Могут быть различные причины, зависящие как от юриста (недостаточно четко объяснил), так и от судьи (не услышал, не понял, забыл).

Задача юриста – не демонстрировать суду свое превосходство и «ошибки» суда, а донести позицию клиента так, чтобы судья не только понял, но и запомнил. Те юристы, которые сами выступают в роли арбитров в третейском разбирательстве, начинают с большим сочувствием и пониманием относиться к судьям государственных судов, перегруженным работой. Читайте также Никогда не надо перебивать судью.

Юристу может казаться, что он уже понял вопрос, и он может начать отвечать, не дослушав судью. Иногда бывает, что вопрос суда сложный, и юрист, перебивая, неосознанно надеется его избежать. Следует внимательно и спокойно дослушать судью до конца – даже если вопрос или замечание растянулись на несколько минут.

Ответить по возможности четко и кратко.

Для этого до заседания необходимо продумать, о чем может спросить суд. Наибольший эффект дает «двустороннее признание» – когда негативные вещи имеют обратные позитивные преимущества (как пример из рекламы – «наш ресторан маленький, но зато уютный»). Если речь идет о замечании суда, с которым юрист не согласен, начинать лучше со слов «да, и…» и дальше переходить к опровержению.

В таком случае не будет возникать напряжения и конфликта между юристом и судьей.

Евгений Шестаков, управляющий партнер : «Читайте мою жалобу, там все написано. – У меня нет такой обязанности вам это давать/говорить.

– Вы вообще Гражданский кодекс читали? – Вы точно профессиональный представитель? – Это знает каждый студент!» Процессуальное хамство – признак непрофессионализма. Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом.
Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом.

Такое поведение не демонстрирует знание процессуального права, а указывает на неадекватность стороны или на слабость правовой позиции и расчёт на то, что другая сторона не успеет подготовить контрдоводы. Нельзя обращаться к арбитражному суду «Ваша честь», а также говорить «дОговор», «ходатАйство» – все это кровь из ушей, первичные признаки непрофессионализма.

Избегайте разговоров за жизнь и рассказа истории конфликта, «начиная с первобытно-общинного строя». Глупо ссылаться на выступления Президента перед Федеральным собранием или на внешнюю политику:

«Удовлетворяя иск американской компании, вы льёте воду на мельницу мирового империализма»

.

Марина Костина, адвокат : «Уважаемый суд, оппонент обманывает или вводит суд в заблуждение!» Такая формулировка может быть оценена как голословное утверждение, а чем больше таких утверждений, тем меньше внимания суда к ним.

«Уважаемый суд, позиция оппонента противоречит представленным в материалах дела фактам»

.

Немаловажно будет назвать, каким именно, указав при этом листы дела, где они находятся.

Подобное утверждение позволит оценить ваши доводы как более убедительные.

Максим Кульков, управляющий партнер : Не надо обращаться к своим оппонентам, тем более спорить с ними. Главный адресат всех ваших выступлений и реплик – это судья или председательствующий судья, если дело слушает коллегия.

Именно до него надо донести всю необходимую информацию. Нет смысла доносить ее оппоненту, это даже вредно. Если он поймет вашу мысль, вряд ли раскается и признает иск или откажется от него.

Оппонент начнет думать над контраргументом, держите его в неведении!

Исключением может быть подавление хамства с противной стороны, но тогда вы должны быть уверены, что сделаете это лучше, чем судья.

Не следует чураться представителей другой стороны.

Знакомьтесь с ними, вступайте в контакт, хотя бы пока ждете начала слушания в коридоре суда. Они не ваши враги, они – такие же юристы, как вы, выполняющие свою работу. Во-первых, это поможет снять атмосферу агрессии в зале суда, что однозначно будет оценено судьями.

Во-вторых, оппоненты могут рассказать вам много интересного и полезного для вашей позиции по делу.

Не надо лебезить перед судьями. Многие думают, что, если встал на задние лапки, то получишь больше уважения со стороны суда. Это не так. Судьи не любят хамства и высокомерия, но уважают твердую, уверенную и спокойную позицию юриста.

Бывают исключения, но это к психиатру.

Не стоит ни читать с листа, ни учить речь. Первый вариант скучен, второй – неубедителен. Готовьте тезисы или скелет выступления как шпаргалку, но не более.

Чем живее речь, тем больше убедительности.

Лучше повторить позицию другими словами, которые будут легче всего восприниматься данным судьей исходя из его психологии.

Владимир Ефремов​, юрист, автор блога : «Нам ничего не известно о фактических обстоятельствах дела, но мы ведь уже представили все необходимые доказательства».

Действительно, зачастую представленных доказательств бывает достаточно для рассмотрения дела, и суды транслируют формальный подход к их изучению, однако игнорирование представителем фактических обстоятельств, связанных с предметом спора, может сильно ослабить позицию, а при неоднозначности дела сыграть ключевую роль при принятии решения.

«В рамках исполнения договора были осуществлены услуги/работы, что прямо подтверждается представленными доказательствами, но на вопросы о технической составляющей и методах их выполнения смогут ответить только профильные специалисты». Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.
Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.

Сергей Гришанов, : «Я, как соавтор закона такого-то, утверждаю, что при его написании имелось в виду ., что, конечно, не могло быть известно моему оппоненту».

Подобная фраза абсолютно недопустима и, как правило, навлекает больший позор в случае проигрыша на ее автора. Правильной, или корректной, альтернативы пустой браваде, на мой взгляд, не существует. В процессе не стоит ссылаться на «богатую практику», а равно на ученые степени, звания, титулы и опыт, подчеркивающие снисходительное отношение к оппоненту.

Андрей Князев, управляющий партнёр : «Согласно статье . Конституции РФ.» В юридических кругах сложилось, что ссылки на основной закон – моветон. Также не стоит цитировать статьи и комментарии к статьям развернуто: достаточно ссылок на конкретные статьи закона без их разъяснения суду.

Кроме того, не стоит повторять более двух раз даже основополагающие тезисы своей речи. Основные тезисы и мысли, которые вы хотите донести суду, все равно должны быть в письменном виде приобщены к делу (заявления, показания, ходатайства и т.

д.)

Евгений Жилин, партнер QUORUS : Не стоит умалять достоинство судьи, даже если он/она неправы. Судья – главный дирижер процесса, и юристу полезно это помнить. Не стоит сомневаться в сказанном, даже если по сути это неверно.

Иногда напор и уверенность в своей правоте помогают больше, чем точное цитирование законов и судебной практики. Не стоит также припасать аргументы «на потом», лучше сразу обозначить всю палитру ходатайств и аргументов по делу. Тактика партизанской войны, как правило, не помогает в российском суде.

  1. ,

Аргументы против пьянства

Правительство России серьезно и решительно взялось за проблему пьянства в стране еще в 2009 году, хотя официально государство проблемным не считается. Кроме концепции и штрафов, проводятся различные мероприятия, единая мысль которых – «Мы против алкоголя».

Эффективны ли такие меры борьбы с алкоголизмом?

В 2009 году правительство РФ обнародовало Концепцию, согласно которой на душу населения ежегодно будет снижаться потребление алкогольной продукции – в 2013 году до 15 л, а в 2021 г до 8 л.

Сейчас можно сказать, что цель практически достигнута, однако для улучшения результатов необходимо еще потрудиться, сформировав новую культуру потребления спиртного и отношение к нему в пределах всего государства.

А сделать это достаточно сложно.

Среди мер борьбы с алкоголизмом можно отметить закон, запрещающий торговлю спиртным в нестационарных торговых точках и после 22-23 часов. На этом правительство не остановилось.

Против алкоголизма были внедрены и такие методы борьбы, как:

  1. запрет на распитие спиртосодержащей продукции в общественных местах;
  2. запрет на продажу спиртного лицам до 18-ти;
  3. пропаганда здорового образа жизни;
  4. запрет на розничную продажу алкоголя и пр.
  5. запрет на организацию и проведение фестивалей, посвященных алкоголю;
  6. запрет на рекламу спиртных напитков скрытого типа;

Конечно, эти методы не очень действенны, поскольку подпольная торговля спиртными напитками в стране просто процветает.

В алкогольной продукции содержатся метиловый спирт и этиленгликоль.

Сочетание этих веществ можно встретить в составе антифризов, которые используют в системе охлаждения двигателей.

Эти жидкости, как и обычный спирт, вызывают опьянение. Однако спустя 10-12 часов после их употребления у человека могут возникнуть симптомы тяжелейшей интоксикации:

  1. тошнота;
  2. головная боль;
  3. слабость или возбужденность кратковременного характера;
  4. сонливость, агрессивность;
  5. шаткость походки;
  6. помутнение сознания или полная его потеря.
  7. рвота;

Употребление этих веществ может грозить поражением почек (спустя 1-2 недели) или мозговыми расстройствами (через 1-2 суток), которые заканчиваются летальным исходом.

Метиловый спирт – тот же яд. Его порция в 100 мл смертельна для человека. Выпив небольшую дозу этого спирта, человек может навсегда лишиться зрения. А 10-15 г хлористого этилена могут вызвать необратимые изменения в почках и печени.

Против алкоголизма сегодня создаются целые сообщества. Их цель – при помощи социальной рекламы повлиять на общество, и призвать граждан страны к трезвому, здоровому образу жизни. Так, 11 сентября во всей России отмечают День трезвости.

Сторонники сообществ против алкоголизма выходят на площади, проводя общественные акции, читая лекции о вреде спиртных напитков, устраивая конференции и мероприятия. Социальная реклама против алкоголя имеет лишь одну цель – донести обществу всю информацию о вреде алкогольной продукции. Ведь алкоголизм становится причиной тысяч смертей вследствие ДТП, бытовых разборок, преступлений и просто смертности из-за заболеваний на фоне злоупотребления спиртным.

Функция социальной рекламы – профилактика алкоголизма среди детей и подростков, сформировать негативный имидж пьяниц, формирование мнения общества относительно проблем граждан России. Антиреклама алкогольной продукции должна открывать весь негатив алкогольной зависимости, она должна быть пугающей, и в то же время трогательной, поразительной и удивительной. Только тогда она вызовет неизгладимое впечатление и правильные эмоции.

Алкоголизм – проблема социального, экономического, морального и духовного характера.

Бороться с этой болезнью сложно, а еще сложнее поверить в то, что привычный для многих людей спиртосодержащий напиток может оказаться губительным для человеческого здоровья. Так почему же все-таки не стоит употреблять алкоголь?

Ответом на этот вопрос станут интересные факты.
  • Ежедневное распитие вина в количестве менее 125 мл грозит раком горла и полости рта. Причем шансы развития заболевания увеличиваются почти на 170%
  • Отмершие клетки головного мозга выводятся вместе с мочой спустя некоторое время после употребления спиртных напитков.
  • Злоупотребление алкоголем мужчиной делает его более женственной (появляется живот, растет грудь, исчезает растительность на лице), а женщиной – превращает ее в мужчину (грубеет голос, ужесточается характер, появляется растительность на лице).
  • Мозг умершего алкоголика, по словам патологоанатомов, напоминает поверхность из войлока, которую полностью порезала моль.
  • Похмелье – это процесс очищения мозга от умерших клеток. Сопровождается этот процесс головными болями и прочими симптомами.
  • Алкоголь уничтожает нервные клетки головного мозга: 2 бокала пива убивают около 6 тыс. нервных клеток, а 100 мл водки – 7 тыс.
  • Чтобы родить здорового ребенка, мужчина должен отказаться от спиртного за 1-2 до зачатия, для женщин этот увеличивается вдвое.
  • Употребление пива может стать причиной развития рака груди в независимости от количества выпитого напитка.
  • У алкоголиков дети рождаются с многочисленными патологиями.

Бороться с алкозависимостью в стране нужно, причем стратегия этой борьбы должна быть четко сформулирована и продумана.

Конечно, в одиночку правительство справиться с проблемой не сможет. Но если оно будет иметь активную поддержку сообществ, руководителей и просто небезразличных людей, то в ближайшем будущем статистика пьянства в России очень изменится, причем в лучшую сторону. Posted in ,

Новицкий В.А.

Судебная аргументация как самостоятельное средство доказывания

//.

Сборник статей по материалам Всероссийского круглого стола, 18–19 ноября 2016 г. / Под общ. ред. К.Б.Калиновского, Л.А.Зашляпина. — СПб.: Северо-Западный филиал ФГБОУВО «Российский государственный университет правосудия», 2017.

С. 128-133. () Новицкий Виталий Анатольевич адвокат Адвокатского кабинета «Правовой Петербургъ» Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, доцент Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина, кандидат юридических наук, доцент Judicial reasoning as an independent means of evidence Ключевые слова: доказательственное право, средства доказывания, судебные доказательства, судебная аргументация Law of evidence, means of evidence, evidence, judicial arguments Продолжая цикл статей о самостоятельном статусе судебной аргументации и её исключении из судебных доказательств, исхожу их тезиса о том, что: судебные аргументы — это средства доказывания, но не судебные доказательства.

Любые процессуальные действия вербального характера в состязательном типе судопроизводства означают коммуникацию субъектов доказывания и приведение аргументов в свою пользу. Без судебной аргументации состязательность лишена смысла и равна следственности, давая показания или объяснения, участники выступают в качестве объектов судейского познания. Аргумент (от лат. argumentum) — довод, рассказ, суждение(я), посредством которого обосновыва­ется истинность другого суждения, основание, приводимые в доказательство чего-либо.

В логике под аргументом понимается утверждение (группа утверждений), приводимое в подтверждение (доказательство) другого утверждения.

Судебные аргументы – это доказательственная информация, содержащаяся в утверждениях (умозаключениях) субъектов доказывания, приводимая для подтверждения собственных тезисов предмета доказывания или опровержение тезисов предмета доказывания противоположной стороны. Судебные аргументы можно разделить на утверждения и возражения.

В реальном судебном процессе аргументируют свою позицию все состязающиеся участники: адвокат, прокурор, потерпевший, подсудимый, представитель гражданского истца и ответчика. Такова правовая природа состязательного процесса. В уголовном процессе обвинение, говорит нам законодатель в п.

22 ст. 5 УПК РФ, есть утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном УПК РФ. К государственному обвинению в ч. 3 ст. 37 УПК РФ предъявляется требование обосновать своё утверждение.

Аналогично данное требование и для потерпевшего, его адвоката-представителя, гражданского истца. Это не что иное, как утверждения-аргументы. Следовательно, защита на обвинения возражениями – есть также вид судебной аргументации.

Стандарт доказывания «вне разумных сомнений» по уголовным делам, основанный на действии презумпции невиновности (ст.

49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ) предполагает чёткое описание судом в приговоре аргументов и других средств доказывания каждой из сторон (напр., в ст.

305 УПК РФ). Конституционные состязательность и равенство сторон как правила-принципы доказывания предполагает достижения такого баланса в правах и обязанностях сторон, при котором стороны имеют равные возможности состязаться друг с другом и доказывать суду свои утверждения на равных как самостоятельно, так и через своих представителей (прокурора – со стороны государства и адвокатов – со стороны потерпевшего и подсудимого). В судебном процессе судья является адресатом доказывания вербальной коммуникации.

Излагаемая судебная аргументация каждой из сторон имеет ключевое влияние на убеждение судьи, создание модели произошедшего в его сознании, его выводы по делу.

Как адресат информации судья воспринимает доказательственную информацию либо позитивно, либо негативно. Следствием восприятия, осмысления и оценки аргументов как средств доказывания судьёй является логическая обоснованность судебного акта. Законы логики не имеют описания в правилах оценки доказательств, включая и все вербальные средства судебного доказывания.

Именно логика вывода суда имеет решающее значение при формировании обоснованности судебного акта. Судебный акт должен быть логически мотивирован судьёй применением логических законов. Логика рассуждения суда в мотивировочной части должна быть обязательная, системная и доступная для восприятия среднестатистического россиянина.

Подсудимый (подследственный) в уголовном деле продолжает сохранять черты объекта исследования, имея рад уголовно-процессуальных прав. Необходимы реальные законотворческие меры по изменению правового положения не только статуса подсудимого (обвиняемого), но и всей стороны защиты в правилах доказывания. Например, право быть выслушанным и услышанным судом для сторон – есть право на справедливый суд в рамках ст.

6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как право на справедливое судебное разбирательство. Судебная аргументация обвинения и защиты не имеет самостоятельного наименования правилах доказывания и отождествляется в процессуальной кодификации с судебными доказательствами. Аргументы адвоката, подсудимого, потерпевшего и прокурора в судебных прениях и репликах играют решающее значение в доказывании сторон, но в действующих правилах доказывания никак не описаны.

Одной из самых больших проблем для стороны защиты является предубеждение суда в отношении исследуемой фактической основы уголовного дела. Действие принципа непосредственности судейского восприятия средств доказывания должно быть не только формальным, но и реальным. Психологические установки судьи в отношении выводов должны формироваться в условиях процессуальной формы на основе конкурирующих средств доказывания состязающихся сторон, но не до начала процесса при изучении поступивших материалов дела.

Предубеждение конкретного судьи влияет на все организационные процедуры проведения судебного процесса, постановку вопросов судом и т.п. Вполне понятно, что убеждение суда отличается от его предубеждения. Если судья исследует доказательства с предубеждением, то процесс исследования доказательств и приведение аргументации теряет всякий смысл.

Приговор – есть результат субъективного мнения (убеждения) судьи об искомых судебных фактах и действии права в конкретном казусе. Проблема состоит в том, что такие факторы, как предубеждение суда и «заданность» приговора субъектам доказывания практически невозможно доказать в вышестоящих судебных инстанциях. Требуется создание «внутренней политики» совета судей, направленной на формирование правовой идеологии судей, при которой предубеждение, установки по делу должно реально отторгаться и осуждаться всем судейским корпусом как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Правила доказывания в отношении соблюдения законов логики должны стать реально-действующей гарантией прав сторон. Нелогичность судебного акта должна быть новым основанием для отмены судебного акта вышестоящими инстанциями и являться реально действующей гарантией беспристрастности судебных актов.

Позитивные последствия сделанного предложения или выводы: Во Судебная аргументация подлежит оценке наряду с другими средствами доказывания. Возникает необходимость оценки аргументов сторон со стороны суда не только с правовой позиции, но и позиции логики рассуждения субъекта доказывания. Социальный эффект изменений состоит в том, что судебный акт должен быть логически мотивирован настолько, чтобы быть понятным любому среднестатистическому россиянину.

Это, безусловно, повысит доверие к правосудию со стороны населения России и не требует существенных затрат казны; По уголовным делам обвиняемый и потерпевший перестанут быть объектами судебного исследования и, в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон станут активными субъектами доказывания (как правило, через своих представителей-адвокатов); Будет сформирован доказательственный статус аргументов в правилах доказывания в отношении речей и реплик сторон в судебных прениях – прокуроров и адвокатов. Придание аргументам защиты и обвинения статуса «судебных аргументы» позволит отнести и данные доказательственные действия к средствам судебного доказывания не только де-факто, но и де-юре; Введение оценки судом аргументов сторон приведёт к тому, что судебные акты станет невозможно составлять заранее, поскольку, суду заранее не известна детальная аргументация сторон. Этот эффект позволит избежать предубеждений судьи к доказательственной деятельности сторон.

Государство имеет в уголовном процессе право и обязанность письменно аргументированно высказаться в обвинительном заключении или акте. Необходимо «возвращение» в УПК РФ норм-правил о предложениях по существу обвинения для адвокатов потерпевшего и подсудимого. Данные предложения адвоката являются письменным видом судебной аргументации и способствуют осуществлению действительно состязательного и равноправного правосудия.

Таким образом, в теории доказательственного права есть все основания выделить судебную аргументацию из раздела «Доказательств» в процессуальном законе и объединить её с доказательственной информацией, исходящей от субъектов доказывания в прениях сторон без процессуального статуса и сформировать самостоятельный раздел правил доказывания: «Судебные аргументы как средства доказывания». Такое выделение судебных аргументов в самостоятельную группу средств доказывания будет логически правильно, юридически обосновано, социально целесообразно для состязательного процесса. Новицкий В.А. Средства судебного доказывания: новый подход // Проблемы реализации норм, регулирующих доказывание и доказательства в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве.

Сб. статей по Материалам международной научно-практической конференции 16.10.15.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+