Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Уголовное право - Осмотр аудиосообщения по уголовному делу

Осмотр аудиосообщения по уголовному делу

Осмотр аудиосообщения по уголовному делу

Манипуляции с записями телефонных переговоров в уголовных делах.

Пишет Виталий Буркин все о юридической защите (burkin_vit) 2018-09-03 11:55:00 Виталий Буркин все о юридической защите burkin_vit 2018-09-03 11:55:00

Категория:

  1. Криминал
  2. Отменить

Несанкционированное вмешательство оперативников в фонограммы с записями телефонных переговоров — как норма в российской действительности. Почему такое стало возможным?Провокация и подстрекательские действия продолжают оставаться в арсенале оперативников главными средствами при выявлении преступлений. А с провокацией всегда рядом и фальсификация доказательств. Вообще, подложное доказательство – символ нашего правосудия.

Без таковых, ни обходится ни одно более или менее серьезное уголовное дело. Но несмотря на то, что выявить подлог путем анализа и сопоставления фактов зачастую не составляет особого труда, эта деятельность правоохранительной системы остается латентной, то есть скрытой. А все потому что адвокаты зачастую не утруждают себя глубоким анализом уголовных дел.

При этом обнаружить подлог доказательств обвинения — вещь очень ценная. Как правило, если злодеяния следователей и оперативников при сборе доказательств доказываются документально, суды если и не полностью оправдывают фигуранта, то как правило, выносят очень мягкие приговоры.За последнюю неделю мне поступило несколько вопросов о том, что есть фальсификация доказательств и как ее обнаружить. И вновь меня задела ситуация, где обвиняемый столкнулся с непрофессионализмом своего защитника.

По утверждениям обратившегося, адвокат настаивает на то, что фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности не имеет смысла выявлять, так как к ним (результатам ОРД) не предъявляются требования, которые предъявляются к другим доказательствам. А именно по мнению защитника, оперативные службы, прослушав телефонные переговоры фигурантов, имеют право представлять следователя лишь интересующие их разговоры.Такие утверждения адвоката — очередная глупость, являющаяся следствием полной правовой безграмотности — в соответствии со статьей 89 уголовно-процессуального в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК РФ. Что это означает в переводе на русский язык сейчас поясню на одном примере из моей практики, где я как раз столкнулся с подлогами записей телефонных переговоров.

Госслужащий обвинялся в получении взятки.

Ключевым доказательством служили записи телефонных переговоров со взяткодателем, которые вроде как доказывали виновность чиновника. Подзащитный настаивал на провокации взятки. Однако из содержания записанных телефонных переговоров провокации вроде как не усматривалось. Но, анализируя записи телефонных переговоров, я не поленился сравнить количество записанных разговоров с количеством разговоров, зафиксированных в детализации, которая также имелась в деле.
Но, анализируя записи телефонных переговоров, я не поленился сравнить количество записанных разговоров с количеством разговоров, зафиксированных в детализации, которая также имелась в деле. В результате я обнаружил, что в фонограмме по какой-то причине отсутствует запись трех разговоров, которые на самом деле состоялись и причем они были одними из последних перед задержанием чиновника.

Не надо быть детективным гением чтобы понять — в этих разговорах имелось что-то такое, что противоречило версии обвинения.

Далее не составило особого труда доказать, что оперативники, получив из службы, проводящей прослушивание телефонных переговоров, диск с записью переговоров, вскрыли его, выбрали нужные им разговоры и перенесли на другой носитель.

И уже этот носитель передали следователю. Поразительно, что оперативники под давлением улик признались в этом в ходе их допроса в суде. И вот дальше самое интересное.

Прокурор – девушка в погонах лейтенанта, в судебном заседании заявила, что не понимает к чему клонит адвокат, так как, по ее мнению, оперативники имеют полное право сами выбирать какие конкретно записи телефонных переговоров им передавать следователю, а какие – нет!

Если бы такое случилось лет 15 назад, то прокурор, как минимум, доложил о выявленном большому начальству – налицо откровенная им примитивная манипуляция с доказательствами по уголовному делу. Но это было бы раньше.Реакция коллег меня вовсе убила.

В перерыве между заседаниями я рассказал о злодеяниях оперативников нескольким коллегам, занимающимся, как и я уголовной практикой.

И мнение всех совпало с позицией прокурора в деле!

Ничего криминального в действиях оперов адвокаты-защитники не обнаружили. Самое печальное, что обоснования своему мнению никто из опрашиваемых найти не смог. Но сколько бы адвокаты не пытались обосновать свое мнение, все равно оказались бы не правы.

Потому что к результатам оперативно-розыскной деятельности, если они представляются в дело в качестве доказательств в уголовное дело, предъявляются те же самые требования, что УПК предъявляет к другим доказательствам.

А УПК РФ запрещен не процессуальный доступ к любым доказательствам, в том числе к любым фонограммам. Это прямо следует из анализа соответствующих норм закона.

Давайте обратимся к этим нормам. В соответствии с частью 6 статьи 186 УПК, которая регламентирует запись телефонных переговоров, следователь в течение всего срока этой записи вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для прослушивания.

Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Далее о результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая имеет отношение к данному уголовному делу.

А сама фонограмма в полном объеме должна приобщаться к уголовному делу и храниться как вещественное доказательство в опечатанном виде в условиях исключающем непроцессуальный доступ.То есть следователь и оперативники имеют право акцентировать внимание на определенных записях, но им категорически запрещено изменять содержание фонограммы. Она в полном объеме должна приобщаться к уголовному делу.После того как я столкнулся с таким подлогом, я стал интересоваться этой проблемой. И оказалось, что такие подлоги со стороны сотрудников оперативных служб носят повсеместный характер.

Но я не нашел ни одного случая где адвокаты бы их выявили и использовали в защите.По всем имеющимся вопросам прошу писать на – или звонить на 8-917-385-45-22.

Метки: оправдательный приговор, секреты уголовной защиты, уголовная защита Подписаться

  1. Спастись от заказного уголовного дела. Минус восемь лет из жизни. Попасть под каток правоохранительной и судебной системы может каждый, спасаются единицы.

    Айрат Мукминов — самый стойкий мой подзащитный рассказал о…

  2. Как распознать некачественную работу адвокатов. Секреты уголовной защиты. Список симптомов, указывающих на непрофессионализм защиты и необходимость обращения к сторонней помощи. Юридический рынок России переполнен…
  3. Секреты уголовной защиты.

    Почему работа большинства адвокатов бесполезна? В сентябре я писал о том, как быстро распознать некачественную работу адвокатов.

    В статье приведены несколько симптомов, указывающих на…

  1. После добавления комментария вы войдёте в ЖЖ
  2. Анонимно
  3. Google
  4. 4 комментария
  5. После добавления комментария вы войдёте в ЖЖ
  6. OpenId
  7. MailRu
  8. После добавления комментария вы войдёте в ЖЖ
  9. Анонимно
  10. Facebook
  11. После добавления комментария вы войдёте в ЖЖ
  12. Ошибка В этом журнале запрещены анонимные комментарии

    сменить

    • LiveJournal
    • Facebook
    • Twitter
    • OpenId
    • Google
    • MailRu
    • ВКонтакте
    • Анонимно

    Картинка по умолчанию Ваш ответ будет скрыт Добавить комментарий Предпросмотр комментария Справка

  13. LiveJournal
  14. Twitter
  15. После добавления комментария вы войдёте в ЖЖ
  16. ВКонтакте
  1. 4 комментария

Тактика осмотра и прослушивания фонограммы

переговоры процессуальный запись контроль Поступление фонограммы в распоряжение следователя знаменует собой начало следующего этапа технологии контроля и записи переговоров. На этом этапе, сразу после получения фонограммы, следователь в присутствии понятых и, при необходимости, специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, осуществляет ее осмотр и прослушивание имеющейся на ней записи.

Осмотр фонограммы не исчерпывается исключительно внешним обследованием звуконосителя.

Этим действием следователя охватывается также проверка целостности упаковки, в которой он находился. Запись должна прослушиваться полностью, т.е. с самого начала и до конца. Перед прослушиванием счетчик на используемой в этих целях аппаратуре обязательно обнуляется.

Это необходимо для того, чтобы в протоколе можно было точно указать продолжительность имевшего место разговора, а также точное местоположение интересующего следствие фрагмента записи. Если запись была выполнена на электронном носителе, то в протоколе должно быть указано наименование программного обеспечения, с помощью которого осуществлялось ее воспроизведение. По окончании прослушивания фонограмма упаковывается и опечатывается заново.

Все свои действия и дословное содержание той части разговора, которая имеет отношение к расследуемому уголовному делу, следователь подробно описывает в протоколе. Кроме всего прочего в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы должны быть указаны условия, в которых производились осмотр и прослушивание фонограммы (освещенность, звукоизоляционные характеристики помещения, в котором производились осмотр и прослушивание фонограммы, указывается аппаратура, на которой прослушивалась фонограмма, и т.п.).

Кроме всего прочего в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы должны быть указаны условия, в которых производились осмотр и прослушивание фонограммы (освещенность, звукоизоляционные характеристики помещения, в котором производились осмотр и прослушивание фонограммы, указывается аппаратура, на которой прослушивалась фонограмма, и т.п.). Также в обязательном порядке в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы фиксируются результаты осмотра и прослушивания фонограммы (отмечается наличие и целостность упаковки и печатей, указываются индивидуальные признаки осматриваемой фонограммы, дословно излагается полностью или та часть фонограммы, которая, по мнению следователя (дознавателя), имеет отношение к данному уголовному делу).

Если в ходе осмотра и прослушивания фонограммы проводилась видео-, аудиозапись и т.п., то сведения об этом также заносятся в протокол осмотра и прослушивания фонограммы. Когда осмотр и прослушивание фонограммы закончились, следователь опечатывает фонограмму печатью, что и отражает в протоколе с указанием на то, какая фонограмма опечатана и какой печатью.

К протоколу осмотра и прослушивания фонограммы обязательно прилагаются схемы, фототаблицы и т.п., если таковые были сделаны Козырев Г.

Документирование прослушивания и звукозаписи телефонных и иных переговоров.

Законность. 1993. №4. . Лица, участвовавшие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу. Составление следователем протокола осмотра и прослушивания фонограммы призвано обеспечить фиксацию всех данных, имеющих доказательственное значение.

Именно здесь происходит перенос доказательственной информации со звуконосителя на традиционное процессуальное средство ее фиксации — письменный документ. Таким образом обеспечивается ее сохранность, а главное — возможность для дальнейшего использования в доказывании по уголовному делу. Здесь же получает свое материальное воплощение селекция информации о переговорах лица, интересующего следствие.

Ее необходимость вызвана тем, что в протоколе должна фиксироваться не вся информация, поступившая к следователю, а лишь имеющая самое непосредственное отношение к предмету доказывания. Кроме того, в протоколе осмотра и прослушивания фонограммы в обязательном порядке фиксируются: 1. место составления (населенный пункт); 2.

дата составления; 3. время начала и время окончания осмотра и прослушивания фонограммы с точностью до минуты; 4. должность, место службы, чин, фамилия, имя и отчество должностного лица, составившего протокол осмотра и прослушивания фонограммы; 5.

фамилия, имя, отчество и место жительства понятых (не менее двух); 6. фамилия, имя, отчество каждого лица, участвовавшего в данном следственном действии, а в необходимых случаях его адрес и другие данные о личности; 7. наименование помещения, в котором производился осмотр и прослушивание фонограммы; 8.

наименование того, чего именно был произведен осмотр и прослушивание. Одновременно с этим в материалах уголовного дела появляется не только сама доказательственная информация, но и требуемые законом сведения о путях и способах ее получения.

На момент производства осмотра и прослушивания фонограммы желательно достоверно установить личность каждого лица, принимавшего участие в разговоре.

Смысловое содержание записанного разговора должно обязательно анализироваться следователем с точки зрения его стилистики.

Он должен обращать внимание на особенности устной речи, отличать лексику литературного и лексику разговорного происхождения (сленг), уметь распознавать жаргонизмы, профессионализмы, диалектизмы, вульгаризмы, прозвища, клички и др.

В специальной литературе правильно отмечалось, что у любителей жаргонных слов и выражений одна и та же лексическая единица используется под видом нескольких понятий Жаргонные слова, выражения и татуировки преступного мира: Словарь.

/ Сост. Ю. А. Вакутин, В. Г.Валитов., Изд 2-е, испр.

и доп. Омск: Юридический институт МВД России, 1997. С. 3. Говоря об использовании записи переговоров в доказывании, можно выделить несколько моментов: Во-первых, в связи с тем, что законодатель допускает в качестве доказательств и вещественные доказательства и протоколы следственных действий, то по отношению к контролю и записи переговоров, получается, действует двойной эффект, т.е.

в качестве доказательств выступает сам протокол осмотра и прослушивания переговоров и по ч. 8 ст. 186 УПК РФ сама фонограмма в качестве вещественного доказательства. Во-вторых, современные компьютерные технологии позволяют редактировать и осуществлять иные действия, направленные на изменения содержания аудиозаписи, выполненной в цифровом формате.

Поэтому указанное обстоятельство серьезно затрудняет проверку допустимости использования данных сведений в качестве источника доказательства Пугачев Е.В. Проблемы соотношения результатов прослушивания телефонных- переговоров и контроля и записи телефонных и иных переговоров в процессе доказывания по уголовным делам. Адвокат. практика. 2008. №3. С.

24. Фонограмма полностью приобщается к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства, о чем следователь выносит постановление. Хранится она в опечатанном виде при уголовном деле и передается вместе с ним.

Хранение должно быть в условиях, обеспечивающих ее техническую пригодность, но при этом должна быть исключена возможность ее прослушивания и тиражирования посторонними лицами. После вступления приговора в законную силу и в случае прекращения уголовного дела часть фонограммы, не имеющая отношения к уголовному делу, уничтожается.

Об уничтожении части фонограммы должна быть сделана отметка на протоколе ее осмотра и прослушивания.

В рамках уголовного дела производилось прослушивание телефонных переговоров,

Не пропустите самое важное, что происходит в ИнтернетеПодписатьсяНе сейчасг. Сыктывкар • Вопросов: 203.05.2014, 21:43 на данном этапе обвинение желает поместить диски с записью в доказательства вины фигурантов.вопрос №3894700 прочитан 1945 раз Оцените вопрос Фирма Юридический альянс VARENIKOVГРУПП отзывов: 807•ответов: 2 565•г.

Ростов-на-Дону 04.05.2014, 10:40 КОНТРОЛЬ И ЗАПИСЬ ПЕРЕГОВОРОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ И СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ (научно-методические рекомендации по применению УПК РФ и Феде­рального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»)Контроль и запись переговоров при осуществлении оператив­но-розыскных мероприятий и следственных действии-М., 2002.

20 с. (НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре Российской Федерации, 2002 г.)Научно-методические рекомендации подготовлены главным научным сотрудником НИИ при Генеральной прокуратуре Рос­сийской Федерации, доктором юридических наук М.Е. Токаревой и заместителем начальника Управления методического обеспече­ния Генеральной прокуратуры Российской Федерации государ­ственным советником юстиции 2 класса А.П.

Токаревой и заместителем начальника Управления методического обеспече­ния Генеральной прокуратуры Российской Федерации государ­ственным советником юстиции 2 класса А.П. Коротковым.В современных условиях борьбы с преступностью, и прежде всего ее организованными формами, в деятельности правоохрани­тельных органов по обнаружению, пресечению, предупреждению преступлений, установлению и изобличению лиц, участвующих в их подготовке и реализации, все большее значение приобретает ис­пользование таких мер, как контроль и запись переговоров.

Эти ме­ры могут применяться при проведении уполномоченными на то ор­ганами оперативно-розыскных мероприятии (НОРМЫ): прослушивания телефонных переговоров и снятия информации с технических кана­лов связи, а также в рамках уголовно-процессуальной деятельности следователя. Поскольку они ограничивают конституционное право человека и гражданина на тайну переписки, телефонных перегово­ров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, федеральное зако­нодательство строго регламентирует порядок их применения.Названные оперативно-розыскные меры предусмотрены п.

10 и 11 ч. 1 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной дея­тельности» (далее — Федерального закона об ОРД). Основания и по­рядок проведения этих НОРМЫ регулируются ст.

5, ч. 3 — 9 ч. 3-9 ст. 6, ст.

7, 8 Федерального закона об ОРД в редакции Федерального зако­на «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодатель­ные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции о защите прав чело­века и основных свобод от 21 февраля 2001». Тем же Законом в УПК РСФСР включена дополнительная ст. 174 1 «Контроль и за­пись переговоров», впервые предусмотревшая производство таковых в качестве следственного действия при предварительном расследо­вании преступлений.

174 1 «Контроль и за­пись переговоров», впервые предусмотревшая производство таковых в качестве следственного действия при предварительном расследо­вании преступлений. Практически в той же формулировке она включена в У ПК РФ (ст.

186).В настоящее время накоплен определенный опыт использова­ния результатов прослушивания телефонных переговоров в порядке соответствующих НОРМЫ по уголовным делам об убийствах, о похи­щениях людей, взяточничестве и других тяжких и особо тяжких пре­ступлениях. Однако чаще полученные при прослушивании сведения используются следователями в качестве ориентирующей информа­ции для выдвижения версий, производства отдельных следственных действий и неоправданно редко — непосредственно в доказывании. При этом имеют место случаи, когда доказательства, полученные с использованием результатов НОРМЫ, признаются судом не имеющими юридической силы в связи с допущенными нарушениями закона: не­своевременным получением решения суда о проведении НОРМЫ, несо­блюдением порядка записей переговоров, хранения, представления следователю их носителей.Контроль и запись переговоров в порядке производства соот­ветствующего следственного действия пока еще применяются край­не редко.

Такая практика только начинает складываться.Необходимым условием допустимости использования в уго­ловном деле результатов прослушивания телефонных и иных пере­говоров, проведенного при. осуществлении как оперативно-розыскной деятельности, так и следственного действия, является строгое исполнение требований закона об основаниях и о порядке его производства.Согласно ч. 2 ст. 23 Конституции РФ ограничение права чело­века и гражданина на тайну телефонных переговоров, а также тайну переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

С учетом этого соответст­вующие требования включены в Федеральный закон об ОРД и в УПК РФ.Вместе с тем согласно ч.

3 ст. 8 Федерального закона об ОРД в случаях, которые не терпят отлагательства н могут привести к со-вершению тяжкого либо особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу госу­дарственной, военной, экономической или экологической безопас­ности РФ, прослушивание телефонных переговоров, как и некото­рые другие НОРМЫ, ограничивающие конституционные права граж­дан, могут быть проведены на основании мотивированного поста­новления органа, осуществляющего ОРД, с обязательным после­дующим уведомлением суда (судьи) в течение 24-х часов.

Не позд­нее 48 часов с момента начала прослушивания должно быть получе­но разрешение суда на его проведение.Необходимо иметь в виду, что и в той ситуации, когда про­слушивание прекращается до истечения этого срока, орган, осущест­вляющий данное оперативно-розыскное мероприятие, обязан напра­вить в суд соответствующее уведомление и получить решение суда, подтверждающее правомочность проведения НОРМЫ. В противном случае результаты НОРМЫ не могут быть использованы в качестве ос­нования для принятия уголовно-процессуальных решений и в доказывании по уголовному делу. Предусмотренная Законом максималь­ная продолжительность прослушивания не может превышать шести месяцев.Согласно действующему законодательству прослушивание те­лефонных переговоров до возбуждения уголовного дела допускается только в рамках оперативно-розыскной деятельности.

В случае воз­буждения уголовного дела в отношении лица, телефонные перегово­ры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным зако­ном об ОРД фонограмма и бумажный носитель записи переговоров согласно ч. 5 ст. 8 этого Закона передаются следователю, как там сказано,

«для приобщения к уголовному делу в качестве веществен­ного доказательства»

. Однако прежде, чем это будет сделано, указанные предметы должны быть осмотрены следователем в порядке, установленном ст.

177 и ч. 7 ст. 186 УПК РФ, и оценены с позиций их относимости и допустимости (ст.

74, 75 УПК РФ).Если уголовное дело возбуждено органом дознания, последний параллельно с производством по нему неотложных следственных действии вправе самостоятельно продолжать проведение оператив­но-розыскных мероприятий, включая прослушивание телефонных переговоров. Однако после направления уголовного дела прокурору для его передачи следователю орган дознания может производить по нему следственные действия н оперативно-розыскные меро­приятия только по поручению следователя. Это относится и к про­слушиванию телефонных переговоров.

Исключение составляют слу­чаи, когда по делу не обнаружено лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности п качестве подозреваемого или обвиняе­мого, и на орган дознания возложена обязанность принятия розыск­ных и оперативно-розыскных действий (ч.

4 ст. 157 УПК РФ).Таким образом, по уголовному делу, находящемуся в произ­водстве следователя, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе производить прослушивание теле­фонных и иных переговоров в порядке, предусмотренном Федераль­ным законом об ОРД, только в двух случаях: 1) когда по делу не об­наружено лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответствен­ности в качестве подозреваемого или обвиняемого; 2) при выполне­нии указания прокурора и поручения следователя о производстве оперативно-розыскных действий. При этом прокурор и следователь ставят перед указанными органами задачу, которую они должны ре­шить, а выбор конкретных оперативно-розыскных мероприятий, в том числе прослушивания телефонных переговоров, с помощью ко­торых эта задача должна решаться, входит в исключительную компетенцию оперативно-розыскных подразделений соответствующих органов.Если следователь считает необходимым провести прослуши­вание, он делает это в порядке, предусмотренном ст.

186 УПК РФ. По общему правилу после принятия следователем уголовного дела к своему производству контроль и запись телефонных и иных перего­воров должны производиться именно таким образом.В соответствии с ч.

4 ст. 8 Федерального закона об ОРД (в ре­дакции от 21 февраля 2001 г.) прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступле­ний, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указан­ных преступлениях.

При этом до возбуждения уголовного дела фо­нограммы, полученные в результате прослушивания, должны хра­ниться в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами, а после возбуждения дела, как уже упоминалось выше, — передаваться сле­дователю.Представление результатов НОРМЫ, связанных с прослушивани­ем телефонных и иных переговоров, органу дознания, следователю или в суд осуществляется согласно ч. 3 ст. 11 Федерального закона об ОРД на основании постановления руководителя органа, осущест­вляющего ОРД, в порядке, предусмотренном ведомственными нор­мативными актами.

Таковым является Инструкция о порядке пред­ставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору и в суд, утвержденная совмест­ным приказом руководителей ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России, СВР России от 13 мая 1998 г. № 176 /226/ 336/ 201/ 286/ 410/ 56, согласованная с Генеральной прокуратурой РФ и зарегистрированная Министерством юс­тиции РФ 3 сентября 1998 г., регистрационный номер № 1603.В соответствии с п.

10 Инструкции представление результатов ОРД включает в себя: а) вынесение руководителем органа, осущест­вляющего ОРД, постановления о представлении этих результатов; б) при необходимости — постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну; в) оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов соответствующему должностному лицу или ор­гану.

10 Инструкции представление результатов ОРД включает в себя: а) вынесение руководителем органа, осущест­вляющего ОРД, постановления о представлении этих результатов; б) при необходимости — постановления о рассекречивании отдельных оперативно-служебных документов, содержащих государственную тайну; в) оформление сопроводительных документов и фактическую передачу материалов соответствующему должностному лицу или ор­гану.

В постановлении должны быть подробно перечислены подле­жащие направлению конкретные предметы (применительно к про­слушиванию переговоров — фонограммы, бумажные носители их за­писи), указано когда, кем, на основании каких документов проведе­но прослушивание, когда, кем выносилось судебное решение о его проведении. Требования к содержанию постановления и мерам по защите сведений об органах, осуществляющих ОРД, а также безо­пасности непосредственных участников НОРМЫ сформулированы в п. 12-16 Инструкции. Постановление согласно Инструкции подготав­ливается в одном экземпляре и приобщается к делу оперативного учета или номенклатурному делу.В орган дознания, следователю, прокурору, в суд результаты ОРД предписано представлять в виде обобщенного официального сообщения (справки-меморандума) или подлинников соответствую­щих оперативно-служебных документов.

Инструкция допускает также представление полученных результатов в копиях,

«в том числе с переносом наиболее важных моментов (разговоров, сюжетов) на единый носитель, что обязательно оговаривается в сопроводитель­ных документах (протоколах)»

.Однако эти положения Инструкции не соответствуют дейст­вующему Закону. Прокурорам и следователям необходимо строго следить за исполнением предписаний новой (от 21 февраля 2001 г.) редакции ст.

5 и 8 Федерального закона об ОРД о порядке хранения фонограмм телефонных и иных переговоров, их обязательной пере­даче следователю в случае возбуждения уголовного дела. Из текста ст. 8 видно, что передаче подлежат подлинные фонограмма и бу­мажный носитель записи переговоров, а не их копии, что является одним из обязательных условий использования результатов рассмат­риваемого НОРМЫ в доказывании по уголовному делу. При этом важ­но, чтобы фонограмма и бумажный носитель записи переговоров полностью, а не выборочно были представлены следователю, так как именно он, ознакомившись с содержанием, должен оценить их зна­чимость для уголовного дела.О соответствии с п.

18 Инструкции следователю должна быть представлена также подтвержденная необходимыми оперативно-служебными документами информация о времени, месте, об обстоя­тельствах, о технических средствах, типе носителя записи, что необ­ходимо для ее последующего качественного прослушивания и воз­можного проведения экспертного исследования.При подготовке к представлению следователю и другим долж­ностным лицам фонограммы и бумажного носителя записи перего­воров орган, осуществляющий ОРД, в соответствии с п.

19 Инструк­ции обязан принять необходимые меры по их сохранности и целост­ности при пересылке адресату: защите от деформации, размагничи­вания и проч. Фонограмма должна быть упакована по правилам упаковки вещественных доказательств с печатью органа, ее предста­вившего, и подписью должностного лица.Необходимым условием использования результатов прослу­шивания оперативными работниками телефонных и иных перегово­ров в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела и в доказывании является факт проведения данного НОРМЫ по поста­новлению начальника органа и решению суда. Поэтому к уголовно­му делу должны быть приобщены постановление соответствующего органа о возбуждении перед судом ходатайства о проведении про­слушивания и постановление судьи, разрешающее прослушивание.

Если прослушивание проводилось по правилам, предусмотренным ч. 3 ст. 8 Федерального закона об ОРД, к делу должна быть приобщена также копия уведомления п суд о начатом прослушивании с указа­нием времени начала НОРМЫ и получения судом уведомления.При возбуждении но результатам рассматриваемого НОРМЫ уго­ловного дела поводом для принятия этого процессуального решения в соответствии со ст.

140 и 143 У ПК РФ служит рапорт должностно­го лица оперативно-розыскного подразделения, осуществляющего прослушивание и обнаружившего при этом признаки преступления. К рапорту должны быть приложены фонограмма и бумажный носи­тель записи переговоров, содержащие сведения о признаках престу­пления.

Все это подлежит приобщению к материалам уголовного де­ла.Согласно ч. 1 ст. 146 УПК РФ при наличии повода и основа­ния, предусмотренного ст.

140 того же Кодекса, уголовное дело о любом преступлении, в том числе тяжком и особо тяжком, предвари­тельное расследование по которому осуществляет следователь, впра­ве возбудить наряду с прокурором следователь и дознаватель — оба с согласия прокурора. Однако с учетом предписаний ч.2 ст.

41 УПК РФ о запрете возложения полномочии по проведению дознания на

«лицо, которое проводило или проводит оперативно-розыскные ме­роприятия по данному уголовному делу»

сотрудник оперативно-розыскного подразделения, проводивший прослушивание перегово­ров, не вправе сам возбудить уголовное дело, а представляет резуль­таты НОРМЫ со своим рапортом начальнику органа дознания, прокуро­ру или следователю для решения вопроса о возбуждении или об от­казе в возбуждении уголовного дела, либо о передаче представлен­ного материала по подследственности в соответствии со ст. 145 УПК РФ.В процессе предварительного следствия проведенного в порядке НОРМЫ результаты прослушивания телефонных и иных переговоров могут быть использованы по уголовному делу в качестве ори­ентирующей информации при выдвижении версий, выборе методики расследования, тактики проведения допроса и других следственных действий, а также в качестве основания производства следственных действий и непосредственно в доказывании.

В двух последних слу­чаях, в отличие от первого, их приобщение к уголовному делу явля­ется обязательным.Предварительно в порядке, предусмотренном ст. 177, ч. 7 ст. 186 УПК РФ, следователь с участием понятых производит осмотр представленных оперативно-розыскными подразделениями предме­тов (фонограмм и бумажных носителей записи переговоров), а также документов, подтверждающих законность проведения НОРМЫ, указы­вающих на то, кем, какие телефоны прослушивались, кому они при­надлежат, время, место, условия прослушивания, какие технические средства при этом использовались и проч.

В процессе осмотра осу­ществляется прослушивание фонограммы, что обязательно отражается в протоколе этого следственного действия с описанием техни­ческих средств, с помощью которых оно производилось.Статья 89 УПК РФ запрещает использовать н процессе доказывания результаты ОРД, не отвечающие требованиям, предъявляемым этим Кодексом к доказательствам.

Они должны быть проверены и оценены следователем по правилам ст.

87, 88 УПК РФ. Для уточне­ния обстоятельств, при которых проводилось прослушивание, может быть допрошено осуществлявшее эти действия должностное лицо.При необходимости установления подлинности фонограммы, отсутствия на ней признаков монтажа, выборочной фиксации, уста­новления лиц, речь которых записана, и других, имеющих значение по уголовному делу данных, она должна быть подвергнута фоноскопическому экспертному исследованию. Рекомендации по этому во­просу можно найти в специальной методической литературе (см. Приложение).С включением в уголовно-процессуальное законодательство нового следственного действия «контроль и запись переговоров» возможности своевременного назначения и использования по уго­ловному делу результатов прослушивания телефонных и иных пере­говоров возросли.

Реализуя предоставленные ему ст. 186 УПК РФ полномочия, следователь при наличии установленных законом осно­ваний по собственной инициативе решает вопрос о возбуждении пе­ред судом ходатайства о проведении контроля записи переговоров интересующих его лиц. Получив положительное решение суда, он направляет постановление о производстве контроля и записи перего­воров в соответствующий орган для исполнения и вправе в любое время истребовать из этого органа фонограмму для осмотра и про­слушивания.В ст.

186 УПК РФ детально регламентированы основания и порядок производства данного следственного действия.

Характерно то, что основные требования к контролю и прослушиванию переговоров в виде следственного действия и рассмотренного выше оперативно-розыскного мероприятия совпадают. В обоих случаях такие действия допускаются только по делам о тяжких и об особо тяжких преступлениях на основании судебного решения.Кроме того, ч. 2 ст. 186 У ПК РФ содержит положение, соглас­но которому при наличии угрозы совершения насилия, вымогатель­ства и других преступных действий в отношении потерпевшего, сви­детеля или их близких родственников, а также близких лиц контроль и запись переговоров в виде следственного действия допускаются по их письменному заявлению без решения суда, а при отсутствии тако­го заявления — по решению суда.Подобное основание для прослушивания переговоров содер­жится и в ч.

4 ст. 8 Федерального закона об ОРД, регламентирую­щей условия проведения оперативно-розыскных мероприятий. Од­нако там речь идет не об участниках уголовного процесса, их родственниках и близких, а о любых лицах в случае возникновения уг­розы их жизни, здоровью, собственности.

При этом прослушивание, разрешается только по письменному заявлению этих лиц либо с их согласия в письменной форме на основании постановления, утвер­жденного руководителем органа, осуществляющего ОРД, с обяза­тельным уведомлением суда (судьи) в течение 48 часов.Максимальный срок контроля и записи телефонных и иных переговоров в виде следственного действия, как и при проведении НОРМЫ, не может превышать шести месяцев.

Если необходимость в данной мере отпадет раньше, ее применение прекращается по поста­новлению следователя.

Не допускается проведение контроля и запи­си переговоров в порядке ст. 186 УПК РФ после окончания предва­рительного следствия по уголовному делу.Поскольку в ст. 186 УПК РФ говорится о контроле и записи «переговоров», возникает вопрос, допустимы ли в качестве следст­венного действия контроль и запись информации, передаваемой не посредством речи, а с помощью других способов электрической свя­зи: телексных, факсимильных каналов передачи данных, компью­терных сетей[1], используемых преступниками.

Ответ на него дает ч. 1 ст. 13 УПК РФ, где в перечне прав гражданина, ограничение которых в уголовном процессе допускается на основании судебного решения, наряду с тайной телефонных и иных переговоров, указана тайна поч­товых, телеграфных и иных сообщении.

С учетом сказанного исполь­зуемый в ст. 186 УПК РФ термин «переговоры» следует понимать как сообщения, осуществляемые посредством не только речи, но и иных вышеуказанных способов передачи информации.В ст.

186 УПК РФ детально регламентированы основания, по­рядок проведения следователем контроля и записи переговоров, тре­бования к протоколу осмотра фонограммы и ее приобщения и пол­ном объеме к уголовному делу в качестве вещественного доказатель­ства, а также к условиям ее хранения, исключающим возможность прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечи­вающим ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.При необходимости к осмотру фонограммы кроме понятых могут быть привлечены специалист, а также лица, чьи телефонные и иные переговоры записаны. С учетом важности для использования фонограммы в доказывании в ч, 7 ст.

186 УПК РФ особо оговорено, что в протоколе осмотра должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу.Нарушение предписаний ст.

186 УПК РФ согласно ст. 75 того же Кодекса может привести к признанию фонограммы недопусти­мым доказательством.Надо иметь в виду, что вещественное доказательство — фоно­грамма, полученная следователем в процессе контроля и записи переговоров, при расследовании подлежит и проверке и оценке по пра­вилам гл. 11 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности. Лишь с учетом этих условий она может быть вклю­чена следователем в обвинительное заключение в числе доказа­тельств, подтверждающих событие преступления, виновность обви­няемых и другие подлежащие доказывайте обстоятельства.Наряду с этим результаты данного следственного действия могут быть использованы в качестве основания для возбуждения но­вого уголовного дела, например, по факту насильственных действий в отношении потерпевшего и других лиц, уничтожения их имущест­ва и проч., для производства дополнительных следственных дейст­вий: осмотров, обысков, допросов свидетелей и др.Прокурорский надзор за исполнением законов при проведении оперативно-розыскных мероприятий, связанных с прослушиванием телефонных переговоров и снятием информации с технических ка­налов связи, осуществляют уполномоченные прокуроры с соблюде­нием требований приказа Генерального прокурора РФ

«Об организации надзора за исполнением Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»

от 25 апреля 2000 г.

№ 56. Используя пре­доставленные законом права, уполномоченный прокурор должен ор­ганизовать свою работу так, чтобы своевременно получать инфор­мацию о каждом случае проведения поднадзорными оперативно-розыскными подразделениями упомянутых оперативно-розыскных мероприятии и держать их вплоть до завершения под личным кон­тролем.Путем ознакомления с подлинными оперативно-служебными документами, опроса должностных лиц оперативно-розыскных под­разделении, использования иных своих полномочий прокурор про­веряет соблюдение предписании ст. 8 Федерального закона об ОРД о порядке и сроках проведения НОРМЫ, наличии соответствующих по­становлении начальника органа, осуществляющего ОРД, судьи, уве­домления суда о начатом без его согласия прослушивании и проч.

В случае возбуждения уголовного дела особого внимания прокурора требует наряду с этим своевременность и полнота представления ре­зультатов НОРМЫ, включая подлинные фонограммы и бумажные носи­тели записи переговоров, следователю.Вам помог ответ: ДаНет

Юристов онлайн Вопросов за суткиВопросов безответовПодписаться на уведомленияМобильноеприложениеМы в соц.

сетях

© 2000-2021 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов. МоскваКомсомольский пр., д. 7Санкт-Петербургнаб. р. Фонтанки, д. 59Екатеринбург:Нижний Новгород:Ростов-на-Дону:Казань:Челябинск:

Аудиозапись как доказательство в уголовном процессе

17 октября 2018В Российской Федерации каждому гражданину гарантировано право на неприкосновенность частной жизни, в том числе на тайну телефонных переговоров.

Вместе с тем, научно-технический прогресс завоёвывает всё новые и новые высоты, и теперь практически каждому доступно профессиональное оборудование для записи звука. Однако уголовно-процессуальное законодательство и судебная практика в России далеко не во всех случаях признают аудиозапись надлежащим доказательством. Юристы Адвокатского бюро г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнёры» проанализировали этот вопрос и подготовили перечень требований, которым должна отвечать аудиозапись, чтобы действительно стать доказательством в уголовном процессе.От того, какую роль в уголовно-процессуальном смысле будет играть аудиозапись, зависит порядок и обстоятельства создания необходимого аудиофайла.

Аудиозапись признаётся вещественным доказательством только в том случае, если она собрана управомоченным на то лицом и в установленном законом порядке. УПК устанавливает общие правила сбора вещественных доказательств, касающихся в том числе и аудиозаписей. Ст. 86 УПК РФ закрепляет собирание доказательств как особую уголовно-процессуальную деятельность, осуществляемую дознавателем, следователем, прокурором и судом путём производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК.

Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать письменные документы и предметы, но лишь для приобщения в качестве доказательств. Следовательно, если вы являетесь участником дела и хотите добиться признания аудиозаписи доказательством, необходимо обратиться с соответствующим ходатайством (обращением) к субъектам уголовного процесса, управомоченным УПК на сбор вещественных доказательств, которые изымут аудиозапись и приобщат к делу.Однако аудиозапись зачастую не так уж и сложно подделать, добавить нужные звуковые дорожки или, наоборот, постараться скрыть компрометирующую информацию. Поэтому следствию, а затем суду необходимо убедиться в подлинности и аутентичности аудиозаписи, т.е.

в том, что она не подвергалась монтажу и т.п. С этой целью аудиозапись подвергают экспертизе.Лица, уполномоченные уголовно-процессуальным законодательством, назначают проведение экспертизы аудиозаписи эксперту.

Согласно ст. 57 УПК РФ, эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями, которое не может самостоятельно собирать материалы экспертизы и давать заключение о положениях, не относящихся к предмету экспертизы. Иными словами, эксперту предоставляется аудиозапись, а в постановлении о назначении экспертизы даётся перечень вопросов, на которые эксперт должен ответить в собственном заключении.

Как правило, для выявления подлинности и аутентичности аудиозаписи перед экспертом ставятся следующие вопросы:- Содержит ли запись следы механического монтажа (при обнаружении, к примеру, пауз, повторений);- Обнаружены ли в записи следы применения программ электронного монтажа (при обнаружении, например, отрезков с намеренно ухудшенном качеством звука);- Имеются ли в записи свидетельства преднамеренного прерывания её хода (предположим, в записи есть пропавшие отрезки).Обращаем внимание на тот факт, что для исключения каких-либо сомнений в подлинности аудиозаписи, изыматься для экспертизы она должна с первоисточника. Если запись сделана на телефон – эксперт копирует её непосредственно с телефона, если на диктофон – то с диктофона и т.д. Технические данные об устройствах записи также имеют большое значение для экспертизы.

В некоторых случаях всю запись подвергать экспертизе будет нецелесообразно, так как, к примеру, пятичасовая звуковая дорожка содержит лишь пять минут разговора, а всё остальное – шумы.

И в этой ситуации эксперту необходимо извлекать с первоисточника всю запись, а анализировать лишь необходимые пять минут. Возможен и перенос указанных минут на отдельный носитель, однако в сопроводительных документах об этом обязательно делается соответствующая отметка.Вместе с тем, экспертиза аудиозаписи может и не назначаться, если нет поводов сомневаться в аутентичности записи либо имеют места препятствия для экспертизы.

Невозможно оставить без внимания вопрос о выборе наиболее целесообразного способа исследования телефонных переговоров: остановиться ли на простой фиксации разговора на записывающее устройство или ходатайствовать о получении сведений о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, где указывается о необходимости получения от операторов связи содержания телефонных переговоров. Представляется, что реализация второго варианта слишком затратна по усилиям и времени.

Безусловно, с 01 июля 2018 года, согласно одной из статей так называемого «Пакета Яровой», операторы связи обязаны хранить на территории РФ информацию, переданную гражданами при пользовании услугами связи. Однако процесс получения носителей с записью разговоров может значительно затянуться.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+