Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Трудовое право - Праздник в тюрьме

Праздник в тюрьме

�Бывший заключенный рассказал, как в тюрьме празднуют день рождения

4 июляМеня всегда интересовал вопрос о жизни заключенных. Разумеется только со стороны, так как оказаться на том месте у меня не было и нет абсолютно никакого желания. Но так сложилось, что я не только очень часто смотрю подобные фильмы, сериалы и читаю книги. У меня есть знакомый, с которым судьба распорядилась так, что ему не за свои деяния пришлось отбывать срок в местах лишения свободы.

И теперь при встрече с ним, я его спрашиваю на все интересующие меня темы. Так как он отбывал наказание 1,5 года, а потом его оправдали он не успел узнать все подводные камни, но это и хорошо.

По истечении этого времени ему попался хороший адвокат и его выпустили на свободу.Но самое интересное в этом то, что он успел узнать жизнь за колючей проволокой и при этом остаться таким же хорошим человеком, как и раньше.

Недавно мне стало интересно как же они отмечают праздники на территории тюрьмы.

Особенно мне было интересно как в тюрьме празднуют день рождения. Оказалось, что все как на свободе, за исключением некоторых поправок.Очень важно заранее заказать у близких передачку, поскольку денег, впрочем, как и магазинов на зоне нет, а это значит, что приобрести угощение соответственно негде.

Оказалось, что все как на свободе, за исключением некоторых поправок.Очень важно заранее заказать у близких передачку, поскольку денег, впрочем, как и магазинов на зоне нет, а это значит, что приобрести угощение соответственно негде.

Но это не значит, что это отменяет того, что заключенный должен проставиться.

Если получается, то они проносят алкогольные напитки, ну а если нет, то чифирь и сладкое, вроде конфет и печенья.Интересная особенность празднования дня рождения на зоне заключается в том, что необходимо выпить чифирь со всеми поздравляющими. А если это не СИЗО, то таких желающих будет много, поскольку это бесплатные вкусности, которые так редко появляются на зоне.С подарками все обстоит проще. Нет определенной обязанности дарить подарки имениннику.

Если есть желание вручить подарок, то им может быть что угодно, даже чифирь или теплые носки с шарфом. В местах лишения свободы зеки порой рады абсолютно всему.Вот так обычно и происходит празднование дня рождения на зоне, только каждый день рождения отличается своей пышностью, но это и на свободе происходит примерно так же.

Тюрьма: Как проходит один день в тюрьме.

Рассказывает заключенный.

19 января 2021 Сегодня Я Вам в крации перескажу распорядок дня в следственном изоляторе, из каких мероприятий он состоит, и как его проводят заключенные.

Итак начнем. 6:00-7:00 Звучит общий подъем. Кто то встает по нему, а кто то ложиться на спину по этому звонку.

Зависит какой образ жизни Ты ведешь в тюрьме. Но вся жизнь в тюрьме бьет ключом после Отбоя.7:00-8:00 Завтрак , первый прием пищи. Выдают хлеб на всю камеру на целый день , это по три куска, спичечный коробок сахара,кашу и чай.

В прицнипе многие и ждут завтрак именно из-за пайки сахара, попить сладкий чаек — это неимоверное удовольствие своего рода .8:00-9:00 Утренняя проверка камер. Происходит обход и проверка камер, прием писем,заявлений, жалоб.

Так же спрашивают идет ли камера на прогулку.9:00-10:00 Утренняя прогулка продолжительностью в один час.

С камеры как правило должно пойти минимум 2 человека на прогулку. В разных камерах отношение к прогулке разное.

Кого-то уговаривают пойти, а кто то ходит всей камерой дышать свежим воздухом, но всегда в камере остается один ответственный заключенный,который блюдит чтоб не было никаких спецэффектов со стороны мусоров.10:00-12:00 В это время люди ходят на различные приемы. Например к врачу, следственные действия, короткие свидания,выдача писем, прием спец.части ( вручении различных документов под роспись, которые относятся к уголовным делам ). Приходят красивые молодые девочки — и тут начинается «мырлыкание перед кормяком».

Наблюдать или участвовать в это процессе , заключенные получают огромный заряд положительных эмоции ))))), так же вся камера потом еще не раз подшучивает и т д. Но приходят и злые совдеповские женщины советских лет, с такими не «помырлыкаешь».12:00- 13:00 Обед, второй прием пищи.

Состоит он первого и второго, а так же компот или кисель.Дальше начинается свободное время.13:00-18:00 Как правило личное время арестантов. Но так же в это время начинают разносить по камерам передачки, в тюрьме передачу называют «кабанчиком». 18:00-19:00 Ужин, заключительный прием пищи.

В это время уже как правило все начальство и различные руководящие чины заканчивают свой рабочий день, и как правило остаются только дежурные.

Уже никаких мероприятий не проходит как правило,и шанс что откроется камера и кто-то зайдет из сотрудников сводится к минимуму.19:00 — 21:30 Вечернее личное время осужденных. Большинство в это время начинают только «свое утро» и первый прием пищи.21:30 — 22:00 Подготовка ко сну.22:00-6:00 Отбой. 8-и часовой положенный сон по закону.

Но после этого время тюрьма начинает бить ключом по всем направлениям. Наступает время ее величества «Дорога». Арестанты налаживают межкамерную связь и до утра идет бурное общение через переписки(малявы), обмен насущным ( чай, конфеты, сигареты). Как это происходит Я Вам расскажу подробно чуть позже, на этом закончим нашу публикацию, до скорых встреч на канале !
Как это происходит Я Вам расскажу подробно чуть позже, на этом закончим нашу публикацию, до скорых встреч на канале !

После отбоя еще как правило возвращают тех сокамерников, которые ранее заказывали на выезд( суд,следственные действия).Тем самым Вы способствуете продвижению данной публикации к более широкому охвату аудитории. Многие прочитав — начнут осознавать и задумываться , стоит ли им нарушать и переступать черту закона и что их будет ожидать впереди.Первая ночь в камере СИЗО.Как я ее провел и что было.Спасибо что оценили пост и подписались на канал !!! До скорых встреч в следующих публикациях !!!С Уважением к Вам , Феня !

Тюрьма и жизнь за решеткой

Выходные и праздничные дни в СИЗО не любят. В эти дни не хлопают «кормушки», через которые среднестатистический зек общается с внешним миром. Толстые добродушные тетки — вертухайки в камуфляже, похожие на сельских учительниц — не разносят почту и книги из библиотеки.

Не подзывают к «кормяку» за «объ.оном» (обвинительным приговором) мусора из спецчасти. Вертухаи не выкрикивают «слегка», выводя подследственных на допросы и свиданки. Не возят на суды, не водят к врачу, пустуют прогулочные дворики.

Вся привычная тюремная жизнь, так называемая движуха, замирает. «Ржавая» пауза Наступает пауза, томительная и очень неприятная, с привкусом какой-то ржавчины.

Замирает отлаженный механизм общения и имитации бурной, жизненно необходимой деятельности, которой зеки замещают отсутствие реальной жизни, и обнажается вся бессмысленность и искусственность всего этого тюремного механизма. Небольшая «ржавая» пауза, суббота и воскресенье, всегда полна ссор между сокамерниками. Но, к счастью, уик-энд проходит относительно быстро.

Гораздо хуже дело обстоит с общенародными праздниками. По привычке арестант отмеряет время еще по вольным лекалам — «от праздника до Рождества», поэтому праздников ждут с нетерпением.

Но когда они приходят, наступает дикое разочарование, и опять все тот же запах ржавчины в воздухе. Новый год-самый ненавистный праздник в тюрьме.

Он навязчиво напоминает о том, о чем не хочется думать: о бессмысленно потерянном времени, еще об одном годе, проведенном в неволе. Поэтому в тюрьме поздравления с наступающим Новым годом звучат как легкое издевательство с некоторой примесью черного юмора.

К тому же новогодние праздники ужасно длинные, «кормушки» не клацают очень долго. Свой очередной тюремный Новый год я встретил спокойно.

Ровно в полночь мы с сокамерниками пустили по кругу банку с чифирем, закусывая соленой рыбой. Кто пьет чифирь со сладким, тот ничего в этом напитке не понимает. Потом наступила скукотища. Ни разговаривать, ни читать, ни курить мне почему-то не хотелось.

Вдруг за «тормозами» (дверь в камеру) послышались звон колокольчиков, ржание и крики нетрезвых глоток.

Заглянув в шнифт, я увидел на продоле, как тройка зеков-баландеров из хозобслуги, увешанная колокольчиками, таскала за собой тележку, на которой обычно развозят по «хатам» еду. На тележке сидели два вертухая и, по-купечески развалясь, правили вожжами, скрученными из простыней.

Вертухаи орали низкопробный блатняк, а баландеры периодически ржали по-лошадиному, вскидывая голову и тряся гривой.

«Нет, каким же надо быть чмошником и пидором, чтобы пойти работать в хозобслугу СИЗО, спасаясь от реальной зоны. Впрочем, каждому свое», — подумал я и лег спать. Немое кино После Нового года я неслыханно разбогател.

В том смысле что умудрился затянуть в «хату» телевизор. Мой кореш из соседней камеры, с которым я сидел прошлую ходку в одной колонии и в одном отряде, получил срок и уходил на этап.

Он предпочел отдать свой телик мне. Подарок был поистине царским, если не принимать во внимание тот факт, что телевизор работал, как радио наоборот. То есть он только показывал изображение, но звука у него не было. В этом раскладе имелись свои плюсы. Выпуски новостей удавалось посмотреть с бегущей строкой, а если таковая отсутствовала, то я читал текст по губам диктора.
Выпуски новостей удавалось посмотреть с бегущей строкой, а если таковая отсутствовала, то я читал текст по губам диктора.

Кстати, это очень утонченное занятие, как-нибудь попробуйте сами. Телевизор без звука воспринимался несколько сюрреалистично, но зато замечательно развивал фантазию и умственные способности. Многие популярные музыкальные клипы без звука воспринимались намного интереснее, чем со звуком.

Политические деятели без звукового фона выглядели гораздо естественнее в своем жлобстве и уродстве. Престарелые поп-примадонны эстрады смотрелись как клоунессы в цирке.

Художественные фильмы в нашем глухонемом телевизоре можно было оценивать не по работе режиссера или сценариста, а исключительно по игре актеров. Сразу замечались халтура и недоработки в актерском мастерстве.

Давний тезис о том, что немое кино несравненно выше современного звукового со всеми его стереоэффектами, был четко подтвержден на практике. Видимо, отсутствие у человека одного из органов чувств обостряет мозговую деятельность. Даже находившиеся на невысокой ступени развития зеки не отрывались от кинофильмов без звука и хорошо понимали происходящее.

А один из сокамерников, квартирный вор Толик по кличке Баклажан, по своей инициативе даже начал «озвучивать» фильмы.

При этом он настолько разошелся, что порой впадал в какой-то транс и даже стал неосознанно модулировать голосом эмоции актеров. При этом он говорил с таким густым южнорусским акцентом, что вся «хата» надрывала животы от хохота.

Чрезвычайное происшествие После допросов у следователя чувствуешь себя отвратительно. Нет, после ареста бьют и пытают только первые три-четыре дня, и если ты не сломался, дальше идет сплошной интеллигентный «пресс». Но даже спокойный допрос очень неприятен: выворачивать свою душу наизнанку перед незнакомым и малосимпатичным человеком, копаться в своей памяти, вспоминать мелкие детали, переливать из пустого в порожнее очень утомительно.

Очередной допрос проходил так.

В три часа ночи вертухай звякнул ключами в дверь и выдал информацию скороговоркой: «Суздалев, через час, слегка». Это значило, что через час мне надо быть готовым к выходу из камеры для перемещения по централу. Если же говорят «по сезону», то это означает путешествие за пределы тюрьмы, например на суд.

Тогда одеваться надо теплее. Каждый мой выход из «хаты» обставлялся так же строго, как выход в открытый космос. В четыре часа утра меня вывели, обшмонали, сравнили личность с фотографией на личной карточке, задали контрольные вопросы (фамилия, статья, адрес, год и место рождения). Еще раз обшмонали и вывели через спящий второй корпус на третий, а оттуда, забирая по дороге очередных конвоируемых каторжан, на первый корпус.

Затем нас всех снова обыскали, пересчитали, провели перекличку. Дали дубиналом по башне тем, кто попытался закурить, и отвели в «собачник», где, снова обыскав, закрыли в бетонном ящике «сборки» с маленьким окошком и полным отсутствием света. Мы, человек двадцать, стояли в темноте и ждали.

Ждали очной ставки, встречи с адвокатом, допроса, ознакомления с делом и прочих процессуальных прибамбасов.

Скоро бокс приблизительно до пояса наполнился сигаретным дымом так, что в нем можно было плавать. К десяти часам вывели на ознакомление с делом семерых мощных бандюков из одной преступной группировки, в «сборке» сразу похолодало. К двенадцати часам забрали еще троих человек на очную ставку. К часу дня наконец выкрикнули мою фамилию.
К часу дня наконец выкрикнули мою фамилию.

Я вышел из бокса, назвал свои ФИО, статью, фамилию следователя.

Меня опять обыскали и отвели на допрос.

После допроса опять обшмонали и вернули на «сборку», где, сидя на корточках, раскумаривалась хорошей травкой преступная группировка. И где они ее только успели достать?

Причем никому из других зеков эти мясистые жлобы покурить травки так и не дали.

Около семи вечера после очередного обыска, переклички и сверки с личными карточками меня повели в «хату». Я уже почти сутки не спал, с трех часов ночи ничего не ел и не пил.

На четвертом корпусе, где была моя «хата», опять обшмонали и потребовали устную автобиографию. «Да что за день такой, сколько можно?» — подумал я.

Однако деваться было некуда, и пришлось дать очередное интервью дежурному вертухаю. Но вот, слава Богу, и моя «хата».

Как я был счастлив видеть эти цифры, немного напоминающие мой год рождения, — 962. Закройте меня туда поскорее, там рожи уголовные, такие родные!

Однако вместо «хаты» меня закрыли в корпусном «стакане» — маленьком таком шкафчике с маленькой скамеечкой — и пошли искать «продольного» вертухая, у которого хранились ключи от камеры.

Минут через сорок его нашли в каптерке, но он был в доску пьян. Когда пьяный «продольный» вертухай пришел за мной и начал открывать дверь «стакана», что-то громко звякнуло, и в замочной скважине сломался ключ. Услышав стальное «дзвеньк», я обессиленно присел на скамеечку, закурил последнюю сигарету и, пока никто не видит, пустил обильную слезу.

Время как будто застыло, и только где-то вдалеке продола пьяный вертухай орал на слесарей из хозобслуги, требуя от них изготовить запасной ключ. В камеру я вернулся только около часа ночи.

Влад Суздалев По материалам газеты «За решеткой» (№12 2013 г.)

Как зеки отмечают день рождения на зоне и в тюрьме.

14 ноября 2018Именник в зоне должен знать кого угостить водкой, кого — чифиромВ неволе день рожденье это хлопотно и требует затрат. Если хочешь считаться нормальным арестантом, то на днюху нужно проставиться.

Минимум — заварить братве чифира с конфетами, максимум — устроить пьянку для приятелей.

Вроде ничего сложного, на первый взгляд.Каждому своеНаученный горьким опытом, задолго до знаменательной даты я начал экономить. Наша почта работает ужасно. Не факт, что посылка от родных придет вовремя.

Чай — главная валюта зоны. Самому мне хватает ста граммов на месяц.

Но на днюху нужно много чего купить. Пришлось себе отказывать и собрать целый килограмм крупнолистового чая, а также разных конфет — от карамельки до дорогих шоколадных.

Иногда в голову приходили мысли, что лучше было бы вообще скрыть, когда ты на свет появился.Но в колонии это сделать невозможно. Конечно, соседи не помнят все даты наизусть, но именинников выдает прикроватная бирка — табличка на спинке шконаря.

На ней крупными буквами написаны фамилия, имя и отчество ее хозяина, статья, срок, начало срока, конец срока и год рождения.Итак, день «X» наступил. Сразу после подъема «мужики» начали поздравлять меня.

В другое время мы почти не общаемся. Просто чифиристам обычно негде разжиться чаем, вот они и предвкушают халяву.

Особенно с утра, когда у них ломки.Приглашаю «мужиков» в телевизионку. Блатные и всякая нечисть туда не идут.

Выделяю граммов четыреста чая, высыпаю на скамейку полкило карамели — довольно щедро для зоны.Самое поганое, что этим нельзя ограничится.

Нужно блюсти авторитет и хотя бы поприсутствовать на чаепитии. «Шнырь» притащил от завхоза мощный барбулятор (кипятильник) и трехлитровую банку. Греют воду, запаривают чифир, по кругу гоняют несколько кружек. Каждый берет по конфетке. Сладкого за решеткой хочется всегда. Из вежливости делаю пару глотков.
Из вежливости делаю пару глотков.

Еще раз выслушиваю здравицы. «Мужики» хотят отмутить «вторяки» (заварить ранее заваренную гущу, добавив в нее еще немного чаю). Здесь я пас.Ухожу в спальную секцию.

После утренней поверки все проснулись. В мой проход потянулись приятели с подарками.

Как специально, народ заруливает по очереди, по двое-трое. Вручают в принципе нужные вещи: станки для бритья, носки, тот же чай.

Еще самодельные шкатулки и открытки.Здесь нужно смотреть по статусу посетителя и по его пристрастиям. С одними чифиришь, с другими пьешь «купец» (обыкновенный чай). Главное — в конфетах. Те, кто попроще, получают карамель.

Крутые жуют шоколадные конфеты. Хотя и делаю всего пару глотков, но гостей много, так что от крепкой жидкости уже тошнит.

Отказаться пригубить кружку нельзя — это ритуал.

Типа мы не знаем друг за другом «косяков». Он оказывает доверие мне, я ему. Мы — не «чушки», «чушки» — не мы.Банька не для всехПосле обеда ко мне заваливают три сотрудника из дежурной смены.

Они не поздравить приперлись, но тоже знают о моем празднике. Вот и принимаются шмонать для профилактики — вдруг я где-то спиртное заныкал для угощения.

Нет, это форменное оскорбление! Так им и говорю — только недоумки бухло на спальном месте хранят, а я все-таки не первый год замужем.Потому я заранее договорился с заведующим баней и спрятал водку у него.

Заодно и добазарился о внеочередной помывке и посиделке в парилке.

Пришлось, естественно, заплатить «к*злу». Сдать он не посмеет — знает, что получит в голову и теплого места лишится.

Блатным веры меньше. Среди них много ссуч*ных и трепачей. Потому пятерых гостей — смотрящих за зоной и бараками — приглашаю в баню в последний момент после вечерней поверки. Все равно блатные в любое время не откажутся от пьянки и помывки, поэтому зачем им заранее знать о сюрпризе.

Так меньше вероятность спалиться.Пара бутылок водки на шестерых — ерундовая доза, но мы не часто пьем.

Еще и париться между приемами алкоголя ходим. Некоторых развезло несмотря на приличную закуску — сало, колбаса, жареная картошка.К отбою возвращаемся в бараки.

Меня сильно мутит от смеси чая, сладкого, жирного, спиртного.

Зато праздник, по местным меркам, прошел на высшем уровне.

Это общее мнение, но мой организм его не разделяет.

Всю ночь бегал в туалет. Утро — лучше не вспоминать.На следующий день после первого построения начальник отряда ехидно сообщил, сколько и с кем я вечером выпил. В принципе об этом уже знала вся зона — от «хозяина» до последнего «пет*ха».

Хорошо, что вчера с поличным не поймали, а оперативная информация не улика.

Хуже другое — у всех приятелей тоже есть дни рождения. Приходится часто бывать в гостях, жрать чифир и водяру. Хреновый, между прочим, обычай для здоровья.Запахи неволиДнем я снова тихо бесился.

Хотел погулять — да что там, просто подышать свежим воздухом. В отряде это сделать невозможно.

В больших спальных секциях мы живем, можно сказать, друг на друге. Сто пятьдесят мужчин обитают в одном большом помещении, разделенном перегородкой без дверей. Тут же курят, жарят пищу на самодельных плитках, пускают «шупунка» во сне и наяву.Локальный участок маленький.

Он густо заплеван и напоминает проспект мегаполиса в час пик.

Со всех сторон стены бараков и заборы, ветра нет. Зато есть смог от курева и смрад из выгребной ямы в углу. Туалет тоже без окон и дверей, зато вечно полон людей.

Им пользуются три отряда — четыреста рыл на шесть отверстий в полу. Еще по неписаному обычаю, если кто-нибудь сидит в позе орла, нельзя мочиться в соседнюю дырку, чтобы не обрызгать ненароком гадющего.

Одно «очко» «пет*шиное» — отсюда жуткие очереди на оправку, особенно после подъема.То же самое в умывальнике. Из экономии там работает три крана. Один из них для «обиженных». Он всегда свободен.

К двум другим постоянная давка.

Порой откровенно завидуешь «пет*хам», особенно когда сильно приспичит, а на дальняк не пробиться. При такой постанове мы еще умудряемся стирать и сушить свои вещи — в том же умывальнике и тесной локалке.Странно, но висящие на веревках шмотки все время воруют.

Все на виду, а «крысятничество» процветает. Но это не самое страшное. После того как собственный прикид после стирки высох в локальном участке, он жутко воняет сортиром. Приходится договариваться с прачечной и платить завхозу.

Неимущим — вообще беда. Лучше всех устроились «черти», которые никогда не моются и не меняют одежду. Плевали они на общественное мнение и оскорбления.Сразу после обеда приезжала ассенизаторская машина, что равноценно химической атаке.

После того как выгребную яму тревожат, она источает адские запахи. Для дезинфекции в яму высыпают много хлорки.

Даже если находишься в отряде, ест глаза. А в сам туалет вообще не войти.

Еще хуже выйти, пропитавшись насквозь непередаваемым амбре.Самое смешное — телодвижения водителя дерьмовозки. Он — осужденный-расконвойник. По масти вроде «мужик», потому по зоне спецмашину сопровождает «опущенный».

В его обязанности входит засовывать в толчок шланг и держать его. Незавидная работа. Во время засасывания экскрементов летят брызги. Потом шланг нужно закрепить на машине.

Прапора по секрету насплетничали блатным, что в поселке водитель сам чистит местным туалеты.Странно, но хуже всего на зоне воняет в столовой. Вроде и пища у нас не такая тухлая, но готовят ее так, что вкус и запах просто отпадные.

Еще один парадокс в том, что первое и второе блюдо полностью обезжирены, а столы и скамейки лоснятся от жира, как и пол под ногами.

Хоть чемпионаты по фигурному катанию проводи или по брейк-дансу.Некоторые неловкие зеки скользят и обязательно падают и барахтаются, как танцоры. Народ часто заваливается с полными шлемками, вываливая суп или кашу на себя и под себя.

После посещения пищеблока подошвы долго прилипают при ходьбе. Наверное, даже по стенам бегать можно.В довершение всех бед из телевизора и магнитофонов поют наши звезды.

Куда катится страна, если такое стадо себя певцами считает.

Как хочется тишины, свежего воздуха, одиночества.

Еще, конечно, бабу, деликатесов и миллион долларов. Именно последнее желание и привело меня в тюрьму. Скромнее нужно мечты выбирать.

Кликни на рекламу-помоги каналу.Спасибо всем кто читал. Подписывайтесь на канал, ставьте лайки

Новый год общего режима

Новый год — он и в колонии праздник, и несмотря на многочисленные ограничения и запреты, осужденные стараются встретить его обильной трапезой под бой кремлевских курантов.

“На год ближе к дому” — самый популярный новогодний тост, за который литрами выпиваются безалкогольные шипучки Трезвый угар К Новому году в колонии начинают готовиться заранее, во всяком случае, могу точно сказать, что у женщин это так.

Традиционно проводится генеральная уборка, чтобы “все как у людей”: стирают шторы, вычищают до блеска кухню («чайхона» на жаргоне), секции и комнату гигиены.

Заранее забивают холодильники. Заморозке подвергается все, что можно и нельзя — колбасы и рыба, овощи и зелень (аж с лета, своя, с огородов), вольный хлеб и даже консервы. Ближе к празднику начинается борьба за каждый кубический сантиметр пространства.

В отряде по восемьдесят, а то и по сто человек, а холодильника от силы три. Однажды, помню, дверцу пришлось оторвать, а при открытии и закрытии холодильника заново прикладывать и подпирать стулом — иначе запасы просто вываливались наружу.

Поскольку скученность большая, а мест на всех не хватает, заранее “забивают” очередь на ножи и на столы в «чайхоне».

Праздники — вообще самое конфликтное время. Обостряется тоска по дому, и любой пустяк может стать поводом для скандала и даже драки. К 31 декабря накал страстей достигает такого уровня, что бараки становятся похожи на зал ожидания какого-нибудь аэропорта, где в канун Нового года отменили все рейсы из-за непогоды.

Тем не менее, передравшись и переругавшись, а затем подправив макияж и принарядившись, женщины садятся за общий стол и поздравляют друг другом с тем, что срок стал меньше еще на год.

Адская кухня Могу вам точно сказать, что одноименная передача – это просто детский лепет по сравнению с тем, что происходит на кухнях в женских колониях под Новый год.

Представьте себе: «чайхона» метров 15 максимум, три стола, 80 женщин и почти все готовят.

Да, и еще всего два ножа — только отвернешься, как кто-то уже подсуетился и прибрал ножик к рукам — “лучку порезать на 5 минут”. И так целый день. В спину дышат те, кто заняли место за вами. Тем не менее женщины умудряются приготовить целую кучу еды, которую потом будут доедать еще несколько дней, а потом “сразу на диету”.

Вот примерное меню: Салат “Оливье” — с колбасой или копченой курицей.

Салат “Мимоза” с рыбными консервами, вместо пюре — разведенный концентрат, но получается неплохо.

Винегрет без картошки, морковь и свеклу варят в какой-нибудь посудине на кипятильнике под угрозой получения рапорта.

Салат “Крабовый” — все как обычно, только вместо риса — хлопья. Плов из рисовых хлопьев с копченой курицей или тушенкой. Для самых отчаянных чревоугодниц.

Готовится с огромным риском для жизни и не только следующим образом: обжаривают на кипятильнике лук с морковью в кипящем масле. Запах стоит адский. На него, бывает, прибегают инспектора.

Главное — вовремя выдернуть кипятильник и спрятать зажарку. Опять же угроза рапорта, поэтому на такое дело обычно «подряжают» тех, кому УДО не светит — многочисленные таджички или узбечки и те, кому рапорт не так страшен, потому что их и так уже слишком много и шансов на досрочное освобождение нет никаких. Если все прошло удачно, в зажарку кладут тушенку или мелко порезанную курицу, приправы для плова, засыпают рисовыми хлопьями, заливают кипятком и дают хорошенько настояться.

Перед подачей к столу плов разогревается в микроволновке. Рулеты из армянских лавашей. Рецептов миллион.

Основной принцип — пожирнее смазать лавашный лист майонезом или кетчупом. Потом на этот пласт можно класть овощи, мелко порубленные яйца, овощи, колбасы, сыр, копчености, рыбу.

Лист заворачивают, дают пропитаться, а затем режут рулеты на кусочки.

Бутерброды или тарталетки с икрой или красной рыбой – это если у кого есть такая возможность, икру с рыбой обычно просят у родственников те, кто побогаче.

Пицца “Кальсоны”. Название возникло случайно, так интерпретировала слово «кальцоне» одна бабушка, ребрендинг был принят на ура. Готовится просто и быстро: в глубокий прямоугольный контейнер на хорошо смазанные кетчупом и оливковым маслом армянские лаваши кладутся тонко порезанные лук, помидоры, оливки, маслины, копчености, болгарский перец, тертый сыр.

Слой лаваша — слой начинки, пока не кончится или одно, или другое.

Желательно дать пропитаться сутки, потом поставить в микроволновку на 15 минут — и блюдо готово. Торт “Зоновский”. Классический “старинный” вариант готовится из обычного песочного печенья. Нужно несколько пачек. Предварительно печенье окунают в молоко и покрывают ими большой поднос.

Слой печенья смазывают кремом из взбитого со сгущенкой масла или творога со сметаной, затем кладут кусочки свежих или консервированных фруктов.

Потом опять печенье. Украшают опять же фруктами, тертыми орехами, шоколадом, мармеладом — словом, всем, что родные послали. Десерт должен настояться сутки. Более современный рецепт — та же начинка укладывается на готовые коржи — бисквитные или слоеные.

Чем страшен Новый год Помимо уже упомянутых тоски по дому, толчеи, бесконечных потасовок и опасной жарки, очень омрачают праздник бесконечные шмоны. Несколько раз в неделю проводятся “оперативно-разыскные” мероприятия — в основном ищут брагу и так называемые резки — заточенные ложки и крышки от консервных банок (ну, бывает, на всех ножей не хватит).

Инспектора переворачивают все вверх дном, очень много вещей во время шмонов пропадает — в основном воруют друг у друга сами осужденные. Тоже бывает, все-таки не институт благородных девиц. Но иногда создается впечатление, что сотрудники ИУ хотят просто поглумится над контингентом, устраивая бессмысленные общие построения на плацу под каким-нибудь ничтожным предлогом, пригоняя на зону каких-нибудь лекторов из организаций анонимных алкоголиков и наркоманов или вовсе баптистов.

Посещение обязательно, уклонистов отлавливают и наказывают рапортом. Кроме того, на праздничные дни приходится бесконечное число так называемых “мероприятий воспитательного характера” — самодеятельные концерты, насильственный просмотр идиотских комедий и отрядные мероприятия, на которых, бывает, взрослых женщин выстраивают вокруг воображаемой елки и заставляют играть в детские игры. Происходящее фиксируется на камеру и отправляется в УФСИН.

Мероприятие провели — отчитались. Все вздохнули с облегчением. В скобках отмечу, что мероприятия, которые на самом деле надо было бы проводить с контингентом — интересные лекции, полезные мастер-классы, что-то такое, что могло бы повысить образовательный уровень, не проводятся вовсе или проводятся крайне редко . Роковые яйца, или новогодние приключения кулинаров Помню, в один из праздников произошла забавная история, смешная и грустная одновременно.

Дело в том, что наш отряд копил яйца на Новый год. Какой же Новый год без оливье, подумали мы и решили подготовиться. Дело в том, что вареные яйца кроме как в столовой, взять тогда было негде (позже появился так называемый стол заказов, где можно было купить кое-что из готовой еды).

А выносить продукты из столовой нельзя — под угрозой рапорта.

Но, естественно, все равно выносят. Особенно в праздники. В основном — селедку на винегрет, хлеб на бутерброды и яйца. И вот для общего новогоднего стола решено было всем, кто может, выносить яйца, которые дают два раза в неделю.

Проносили контрабанду в сапогах, в лифчиках, а некоторые даже в трусах, потому что на выходе из столовой шмонали — особенно по вторникам и четвергам, когда яйца.

В итоге за месяц собралось их около ста. Прятали мы эту “запрещенку”, как еврейских детей от нацистов во время войны. В кладовке, в баулах, под ворохом одежды, в ведрах с овощами и еще бог знает где.

И тут случился шмон. Нас выгнали на улицу, и все бегали и заглядывали в окна, заклиная судьбу, чтобы яйца остались целы. Не помогло. Все тайники были найдены, и нам оставалось лишь наблюдать, как представители администрации с нескрываемым удовольствием топтали яйца ногами и разносили ошметки по всему бараку. В итоге мы остались без оливье, а завхоз — без УДО.

Ей влепили рапорт, перечеркнув таким образом все шансы на досрочное освобождение. После этого случая на местном КВНе конферансье выдал такую шутку: “Что такое зона? Это когда человек, обвиняемый в контрабанде крупной партии наркотиков, боится вынести из столовой яйцо”.

Поделиться ссылкой:

  1. Личный опыт
  2. Тюремный быт
  3. Жизнь в колонии
  4. База знаний
  5. Posted in

Смотрите также:

  1. База знаний Обжалование нарушений при приемке передач
  2. База знаний О медицинских посылках для заключенных
  3. База знаний УДО при замене лишения свободы принудительными работами
  1. База знаний Нарушения при приемке передач в исправительных учреждениях
  2. База знаний Образец искового заявления о компенсации за нарушения условия содержания
  3. База знаний Как не добавить себе срок

Также База знаний Как не добавить себе срок 03.07.20200 Обжалование неоказания и оказания ненадлежащей медицинской помощи 03.06.20200 Ресоциализация 28.05.20200 Экономика недоверия 25.05.20200 Смотреть все в разделе База знаний

Новый Год — самый ненавистный праздник в тюрьме

19 сентября 2017Выходные и праздничные дни в СИЗО не любят. В эти дни не хлопают «кормушки», через которые среднестатистический зек общается с внешним миром. Толстые добродушные тетки — вертухайки в камуфляже, похожие на сельских учительниц — не разносят почту и книги из библиотеки.

Не подзывают к «кормяку» за «объ.оном» (обвинительным приговором) мусора из спецчасти. Вертухаи не выкрикивают «слегка», выводя подследственных на допросы и свиданки. Не возят на суды, не водят к врачу, пустуют прогулочные дворики.

Вся привычная тюремная жизнь, так называемая движуха, замирает.«Ржавая» паузаНаступает пауза, томительная и очень неприятная, с привкусом какой-то ржавчины. Замирает отлаженный механизм общения и имитации бурной, жизненно необходимой деятельности, которой зеки замещают отсутствие реальной жизни, и обнажается вся бессмысленность и искусственность всего этого тюремного механизма.

Небольшая «ржавая» пауза, суббота и воскресенье, всегда полна ссор между сокамерниками.

Но, к счастью, уик-энд проходит относительно быстро.Гораздо хуже дело обстоит с общенародными праздниками. По привычке арестант отмеряет время еще по вольным лекалам — «от праздника до Рождества», поэтому праздников ждут с нетерпением.

Но когда они приходят, наступает дикое разочарование, и опять все тот же запах ржавчины в воздухе.Новый год-самый ненавистный праздник в тюрьме. Он навязчиво напоминает о том, о чем не хочется думать: о бессмысленно потерянном времени, еще об одном годе, проведенном в неволе. Поэтому в тюрьме поздравления с наступающим Новым годом звучат как легкое издевательство с некоторой примесью черного юмора.

К тому же новогодние праздники ужасно длинные, «кормушки» не клацают очень долго.Свой очередной тюремный Новый год я встретил спокойно.

Ровно в полночь мы с сокамерниками пустили по кругу банку с чифирем, закусывая соленой рыбой. Кто пьет чифирь со сладким, тот ничего в этом напитке не понимает.

Потом наступила скукотища.Ни разговаривать, ни читать, ни курить мне почему-то не хотелось.Вдруг за «тормозами» (дверь в камеру) послышались звон колокольчиков, ржание и крики нетрезвых глоток. Заглянув в шнифт, я увидел на продоле, как тройка зеков-баландеров из хозобслуги, увешанная колокольчиками, таскала за собой тележку, на которой обычно развозят по «хатам» еду.

На тележке сидели два вертухая и, по-купечески развалясь, правили вожжами, скрученными из простыней. Вертухаи орали низкопробный блатняк, а баландеры периодически ржали по-лошадиному, вскидывая голову и тряся гривой.«Нет, каким же надо быть чмошником и пидором, чтобы пойти работать в хозобслугу СИЗО, спасаясь от реальной зоны.

Впрочем, каждому свое», — подумал я и лег спать.Немое киноПосле Нового года я неслыханно разбогател. В том смысле что умудрился затянуть в «хату» телевизор. Мой кореш из соседней камеры, с которым я сидел прошлую ходку в одной колонии и в одном отряде, получил срок и уходил на этап.

Он предпочел отдать свой телик мне.Подарок был поистине царским, если не принимать во внимание тот факт, что телевизор работал, как радио наоборот.

То есть он только показывал изображение, но звука у него не было. В этом раскладе имелись свои плюсы.Выпуски новостей удавалось посмотреть с бегущей строкой, а если таковая отсутствовала, то я читал текст по губам диктора.

Кстати, это очень утонченное занятие, как-нибудь попробуйте сами.Телевизор без звука воспринимался несколько сюрреалистично, но зато замечательно развивал фантазию и умственные способности. Многие популярные музыкальные клипы без звука воспринимались намного интереснее, чем со звуком. Политические деятели без звукового фона выглядели гораздо естественнее в своем жлобстве и уродстве.

Престарелые поп-примадонны эстрады смотрелись как клоунессы в цирке.Художественные фильмы в нашем глухонемом телевизоре можно было оценивать не по работе режиссера или сценариста, а исключительно по игре актеров.Сразу замечались халтура и недоработки в актерском мастерстве. Давний тезис о том, что немое кино несравненно выше современного звукового со всеми его стереоэффектами, был четко подтвержден на практике. Видимо, отсутствие у человека одного из органов чувств обостряет мозговую деятельность.

Даже находившиеся на невысокой ступени развития зеки не отрывались от кинофильмов без звука и хорошо понимали происходящее. А один из сокамерников, квартирный вор Толик по кличке Баклажан, по своей инициативе даже начал «озвучивать» фильмы. При этом он настолько разошелся, что порой впадал в какой-то транс и даже стал неосознанно модулировать голосом эмоции актеров.

При этом он говорил с таким густым южнорусским акцентом, что вся «хата» надрывала животы от хохота.Чрезвычайное происшествиеПосле допросов у следователя чувствуешь себя отвратительно. Нет, после ареста бьют и пытают только первые три-четыре дня, и если ты не сломался, дальше идет сплошной интеллигентный «пресс».

Но даже спокойный допрос очень неприятен: выворачивать свою душу наизнанку перед незнакомым и малосимпатичным человеком, копаться в своей памяти, вспоминать мелкие детали, переливать из пустого в порожнее очень утомительно.

Очередной допрос проходил так.В три часа ночи вертухай звякнул ключами в дверь и выдал информацию скороговоркой: «Суздалев, через час, слегка». Это значило, что через час мне надо быть готовым к выходу из камеры для перемещения по централу.

Если же говорят «по сезону», то это означает путешествие за пределы тюрьмы, например на суд. Тогда одеваться надо теплее.Каждый мой выход из «хаты» обставлялся так же строго, как выход в открытый космос.В четыре часа утра меня вывели, обшмонали, сравнили личность с фотографией на личной карточке, задали контрольные вопросы (фамилия, статья, адрес, год и место рождения).Еще раз обшмонали и вывели через спящий второй корпус на третий, а оттуда, забирая по дороге очередных конвоируемых каторжан, на первый корпус. Затем нас всех снова обыскали, пересчитали, провели перекличку.Дали дубиналом по башне тем, кто попытался закурить, и отвели в «собачник», где, снова обыскав, закрыли в бетонном ящике «сборки» с маленьким окошком и полным отсутствием света.

Мы, человек двадцать, стояли в темноте и ждали.Ждали очной ставки, встречи с адвокатом, допроса, ознакомления с делом и прочих процессуальных прибамбасов.

Скоро бокс приблизительно до пояса наполнился сигаретным дымом так, что в нем можно было плавать. К десяти часам вывели на ознакомление с делом семерых мощных бандюков из одной преступной группировки, в «сборке» сразу похолодало.

К двенадцати часам забрали еще троих человек на очную ставку.К часу дня наконец выкрикнули мою фамилию. Я вышел из бокса, назвал свои ФИО, статью, фамилию следователя. Меня опять обыскали и отвели на допрос.После допроса опять обшмонали и вернули на «сборку», где, сидя на корточках, раскумаривалась хорошей травкой преступная группировка.

И где они ее только успели достать? Причем никому из других зеков эти мясистые жлобы покурить травки так и не дали.Около семи вечера после очередного обыска, переклички и сверки с личными карточками меня повели в «хату».

Я уже почти сутки не спал, с трех часов ночи ничего не ел и не пил.На четвертом корпусе, где была моя «хата», опять обшмонали и потребовали устную автобиографию. «Да что за день такой, сколько можно?» — подумал я.Однако деваться было некуда, и пришлось дать очередное интервью дежурному вертухаю.

Но вот, слава Богу, и моя «хата».

Как я был счастлив видеть эти цифры, немного напоминающие мой год рождения, — 962. Закройте меня туда поскорее, там рожи уголовные, такие родные!Однако вместо «хаты» меня закрыли в корпусном «стакане» — маленьком таком шкафчике с маленькой скамеечкой — и пошли искать «продольного» вертухая, у которого хранились ключи от камеры.

Минут через сорок его нашли в каптерке, но он был в доску пьян. Когда пьяный «продольный» вертухай пришел за мной и начал открывать дверь «стакана», что-то громко звякнуло, и в замочной скважине сломался ключ.Услышав стальное «дзвеньк», я обессиленно присел на скамеечку, закурил последнюю сигарету и, пока никто не видит, пустил обильную слезу.

Время как будто застыло, и только где-то вдалеке продола пьяный вертухай орал на слесарей из хозобслуги, требуя от них изготовить запасной ключ. В камеру я вернулся только около часа ночи

Новый год на зоне.

Самый ненавистный праздник в тюрьме. Новички на зоне.

20 ноября 2018Выходные и праздничные дни в СИЗО не любят.

В эти дни не хлопают «кормушки», через которые среднестатистический зек общается с внешним миром.

Толстые добродушные тетки — вертухайки в камуфляже, похожие на сельских учительниц — не разносят почту и книги из библиотеки. Не подзывают к «кормяку» за «объ.оном» (обвинительным приговором) мусора из спецчасти. Вертухаи не выкрикивают «слегка», выводя подследственных на допросы и свиданки.

Не возят на суды, не водят к врачу, пустуют прогулочные дворики.

Вся привычная тюремная жизнь, так называемая движуха, замирает.«Ржавая» паузаНаступает пауза, томительная и очень неприятная, с привкусом какой-то ржавчины. Замирает отлаженный механизм общения и имитации бурной, жизненно необходимой деятельности, которой зеки замещают отсутствие реальной жизни, и обнажается вся бессмысленность и искусственность всего этого тюремного механизма. Небольшая «ржавая» пауза, суббота и воскресенье, всегда полна ссор между сокамерниками.

Но, к счастью, уик-энд проходит относительно быстро.Гораздо хуже дело обстоит с общенародными праздниками. По привычке арестант отмеряет время еще по вольным лекалам — «от праздника до Рождества», поэтому праздников ждут с нетерпением. Но когда они приходят, наступает дикое разочарование, и опять все тот же запах ржавчины в воздухе.Новый год-самый ненавистный праздник в тюрьме.

Он навязчиво напоминает о том, о чем не хочется думать: о бессмысленно потерянном времени, еще об одном годе, проведенном в неволе. Поэтому в тюрьме поздравления с наступающим Новым годом звучат как легкое издевательство с некоторой примесью черного юмора. К тому же новогодние праздники ужасно длинные, «кормушки» не клацают очень долго.Свой очередной тюремный Новый год я встретил спокойно.

Ровно в полночь мы с сокамерниками пустили по кругу банку с чифирем, закусывая соленой рыбой. Кто пьет чифирь со сладким, тот ничего в этом напитке не понимает. Потом наступила скукотища.Ни разговаривать, ни читать, ни курить мне почему-то не хотелось.Вдруг за «тормозами» (дверь в камеру) послышались звон колокольчиков, ржание и крики нетрезвых глоток.

Заглянув в шнифт, я увидел на продоле, как тройка зеков-баландеров из хозобслуги, увешанная колокольчиками, таскала за собой тележку, на которой обычно развозят по «хатам» еду. На тележке сидели два вертухая и, по-купечески развалясь, правили вожжами, скрученными из простыней. Вертухаи орали низкопробный блатняк, а баландеры периодически ржали по-лошадиному, вскидывая голову и тряся гривой.«Нет, каким же надо быть чмошником и пид*ром, чтобы пойти работать в хозобслугу СИЗО, спасаясь от реальной зоны.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+