Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Трудовое право - Взыскание убытков с арбитражного управляющего за виновныедействия работника

Взыскание убытков с арбитражного управляющего за виновныедействия работника

Решение от 30 ноября 2015 г. по делу № А56-33869/2015

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области191015, Санкт-Петербург, Суворовский пр., 50/52http://www.spb.arbitr.ruИменем Российской ФедерацииРЕШЕНИЕДело № А56-33869/201530 ноября 2015 годаг.Санкт-ПетербургРезолютивная часть решения объявлена 23 ноября 2015 года. Полный текст решения изготовлен 30 ноября 2015 года.Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе:судьи Чернышевой А.А.,при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Бикмурзиной Д.М.,рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Крутова Сергея Викторовича к арбитражному управляющему Панченко Денису Валерьевичутретьи лица: Некоммерческое партнерство СОАУ «Континент», ООО «Страховое общество «Помощь» о взыскании убытков в размере 38264550 руб.,при участии- от истца: представителей Корноушкина И.А.(доверенность от 28.03.2014), Костина М.А.(доверенность от 28.03.2014)- от ответчика: представитель Петров А.Н.(доверенность от 19.11.2015),- от третьих лиц: не явились,установил:Истец – Крутов Сергей Викторович обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к арбитражному управляющему Панченко Денису Валерьевичу о взыскании убытков в размере 38.264.550 руб., причиненных в результате ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей конкурсного управляющего общества Открытого акционерного общества «Уренгойтрубопроводстрой» (ИНН 8904000866, ОГРН 1028900626380) в рамках дела №А81-984/2013.К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, суд в порядке статьи Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) привлек некоммерческое партнерство СОАУ «Континент», общество с ограниченной ответственностью «Страховое общество «Помощь».Представители истца поддержали иск в полном объеме, ходатайствовали о приобщении к материалам дела копий договоров, заключенных должником с ОАО «Стройтрансгаз», представили дополнения к возражениям на отзыв ответчика, указали на то, что реализация дебиторской задолженности с существенным дисконтом, вместо ее принудительного взыскания с контрагентов должника, влечет убытки для кредитора.

Обратили внимание на то, что работники должника о предстоящем увольнении были уведомлены только 26.12.2013, тогда как должник признан банкротом 25.11.2013, что повлекло дополнительные текущие расходы.

Указали на то, что в процедуре наблюдения временный управляющий Панченко Д.В. возражал против включения в реестр большей части требований ОАО «Стройтрансгаз», ссылаясь на то, что они возникли из ряда взаимосвязанных сделок, которые по смыслу статьи Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) являются сделками, совершенными должником в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов, заявлял о злоупотреблении правом.

Для привлечения к субсидиарной ответственности конкурсный управляющий должен был установить всех лиц, контролирующих должника, в том числе нового директора, совет директоров, наследников умершего Азикова.Представитель ответчика возражал против удовлетворения иска, пояснил, что в силу специфики деятельности должника существовала сложность в уведомлении всех работников должника одновременно (работа в труднодоступных местах), уведомление было осуществлено в сроки, установленные статьей Закона о банкротстве, в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим были проанализированы сделки должника и сделан вывод о бесперспективности обжалования указанных сделок, действия руководителей должника не содержали в себе состава субсидиарной ответственности, при реализации дебиторской задолженности нарушений закона допущено не было, в отношении значительной части дебиторской задолженности отсутствовали первичные документы, позволяющие с высокой долей вероятности рассчитывать на взыскание в суде, то, что задолженность была приобретена на торгах в форме публичного предложения на последнем интервале торгов, свидетельствует об ее финансовой непривлекательности для кредиторов. Кроме того, даже в случае поступления денежных средств на расчетный счет они были бы направлены на погашение текущих обязательств, в первую очередь, перед бывшими работниками предприятия (выплата заработной платы за январь – февраль 2014 года, выплата выходного пособия – 177.938.474 руб.). Третьи лица в судебное заседание не явились, о времени и месте рассмотрения дела извещены надлежащим образом и заблаговременно, не сообщили причину неявки и не ходатайствовали об отложении слушания дела; при указанных обстоятельствах и с учетом требований пунктов 3, 5 статьи суд считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.Изучив материалы настоящего дела, выслушав доводы лиц, участвующих в деле, суд не находит оснований для удовлетворения иска.

Из материалов дела усматривается, что Панченко Д.В.

является членом Некоммерческого партнерства СОАУ «Континент»Решением Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25.11.2013 по делу № А81-984/2013 ОАО «Уренгойтрубопроводстрой» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Панченко Д.В.; конкурсное производство завершено определением суда от 27.10.2014.Истец являлся конкурсным кредитором ОАО «Уренгойтрубопроводстрой» на сумму требований 38264550 руб. (2500000 руб. основного долга, 35764550 руб. – неустойка); при этом являлся правопреемником ООО «Научно-Производственная компания «Номинал» (определение суда от 19.09.2014).Требования истца в ходе процедуры банкротства ОАО «Уренгойтрубопроводстрой» не были удовлетворены в полном объеме ввиду недостаточности имущества.Полагая, что ответчик Панченко Денис Валерьевич, являясь конкурсным управляющим должника, не осуществил в конкурсном производстве все мероприятия, направленные на удовлетворение требований всех кредиторов Общества, а именно: не предпринял действий по оспариванию подозрительных сделок должника, по привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, не осуществил действия, направленные на взыскание дебиторской задолженности, дебиторская задолженность была реализована по заниженной цене, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.Размер убытков определен истцом исходя из той части требований, которые были включены в реестр требований кредиторов должника и не удовлетворены за счет имущества либо денежных средств должника, либо иных источников, выявленных либо полученных в результате конкурсного производства до момента его завершения.В соответствии с пунктом 1 статьи Закон о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, а также собственника имущества должника — унитарного предприятия в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.В силу пункта 4 статьи Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.Согласно пункту 53 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования кредиторов о возмещении убытков, причиненных арбитражным управляющим, могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве.

После завершения конкурсного производства либо прекращения производства по делу о банкротстве требования о возмещении упомянутых убытков, если они не были предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве, могут быть заявлены в общеисковом порядке в пределах оставшегося срока исковой давности.Ответственность арбитражного управляющего, установленная вышеназванной нормой права, является гражданско-правовой, поэтому убытки подлежат взысканию по правилам статьи Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).Как разъяснено в пункте 48 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.12.2004 № 29

«О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

, арбитражный управляющий несет ответственность в виде возмещения убытков при условии, что таковые причинены в результате его неправомерных действий.Согласно пункту 12 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» содержащиеся в указанном постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.По смыслу разъяснений, изложенных в вышеуказанном Постановлении №62, арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для кредиторов, должника в период времени, когда должником руководил конкурсный управляющий, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав должника и кредиторов, а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых конкурсным управляющим, конкурсный управляющий не может быть привлечен к ответственности за причиненные должнику или кредиторам убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.Под убытками в силу статьи понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).Для наступления гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков необходимо наличие следующих обязательных условий: наличие убытков; противоправное поведение лица, причинившего убытки; причинная связь между противоправными действиями лица, причинившего убытки, и убытками.Отсутствие одного из вышеназванных элементов влечет за собой отказ в удовлетворении требования о возмещении ущерба.В гражданском законодательстве закреплена презумпция добросовестности участников гражданских правоотношений (пункт 5 статьи ).

Данное правило распространяется и на руководителей хозяйственных обществ, членов органов его управления, то есть предполагается, что они при принятии деловых решений действуют в интересах общества и его участников.На основании части 1 статьи и статей , арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей и об относимости и допустимости доказательств.Таким образом, при обращении с иском о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями (бездействием) арбитражного управляющего, истец должен доказать сам факт причинения убытков и их размер, неправомерность действий (бездействия) ответчика и наличие причинной связи между действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившими последствиями.

При этом для удовлетворения требований о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных условий.

Недоказанность истцом одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.Ссылаясь на то, что ответчик не предпринимал мер по оспариванию подозрительных сделок должника, истец указывает на то, что для признания совершенных должником с ОАО «Стройтрансгаз» сделок недействительными на основании пункта 2 статьи Закона о банкротстве имелся весь юридический состав.

В материалы дела истцом представлены копии договоров, в том числе договоров займа, договоров поставки, договоров аренды строительных машин и автотранспорта, договора уступки права требования, договоров аренды помещений, договоров на выполнение земляных работ, оказания услуг питания, на возмещение расходов по проезду по понтонно-мостовой переправе, на основании которых в реестр требований кредиторов было включено требование ОАО «Стройтрансгаз». По ряду сделок, по мнению истца, имелись основания для признания сделок недействительными по пункту 1 статьи Закона о банкротстве, как совершенных с условиями неравноценного встречного предоставления со стороны должника, ряд сделок заключен в порядке злоупотребления правом, у ряда сделок вызывает вопросы экономическая цель для должника, по ряду сделок должником производилось исполнение на значительные суммы. Признание спорных сделок недействительными и применение последствий их недействительности позволило бы, как полагает истец, закрыть, возможно все требования кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, в том числе Крутова С.В.Согласно положениям пунктов 2 и 3 статьи Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном Законом о банкротстве; при осуществлении указанных обязанностей конкурсный управляющий вправе предъявлять от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок.Возможность оспаривания сделок должника предусмотрена положениями главы III.1 Закона о банкротстве.

Анализ вышеуказанных норм позволяет сделать вывод о том, что действия по оспариванию сделок должника не являются обязательным условием деятельности конкурсного управляющего; такие действия должны быть совершены с учетом принципа разумности, осмотрительности и должны быть направлены на выявление и возврат имущества должника в конкурсную массу; при этом данные действия не должны ухудшить положение должника и кредиторов.Истцом не приведены доводы и не представлены доказательства в подтверждение того, что в случае, если бы Панченко Д.В.

оспорил упомянутые истцом 44 сделки, заключенные между должником и ОАО «Стройтрансгаз», суд безусловно признал бы эти сделки недействительными, а в результате применения последствий недействительности указанных сделок конкурсная масса должника могла бы быть увеличена. Неудовлетворенные требования кредиторов третьей очереди по состоянию на 27.10.2014 (дату завершения конкурсного производства) составляли 2.451.387.419,16 руб., в случае признания недействительными договоров должника с ОАО «Стройтрансгаз» в конкурсную массу должника не возвратилось бы имущество, а лишь было бы исключено из реестра требований кредиторов требование ОАО «Стройтрансгаз» в размере 2.204.806.294,79 руб.

Между тем, в соответствии с пунктом 2 статьи при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.Так, например, в случае признания недействительными заключенных должником в период с 22.04.2011 по 10.10.2011 с ОАО «Стройтрансгаз» договоров займа, фактически исполненных на сумму 165.718.913 руб.88 коп, передача заемных средств по которым осуществлялась займодавцем, в том числе, и в пользу третьих лиц по письмам должника, последствием такого оспаривания будет являться возникновение у должника обязательств по возврату займодавцу суммы займа и процентов, и как следствие, новое требование кредитора в реестре.

Рекомендуем прочесть:  Расчет второго декретного

При этом суд обращает внимание на то, что оценка действительности обязательств сторон по вышеуказанным договорам не является предметом исследования и оценки в рамках настоящего дела о возмещении убытков конкурсным управляющим; такие требования не заявлены; для оспаривания сделок предусмотрена специальная процедура; у суда отсутствуют законные основания для оценки действительности вышеуказанных сделок. В рамках настоящего дела суд оценивает поведение конкурсного управляющего применительно к разумности и добросовестности осуществления им своих полномочий.Учитывая вышеизложенное, оценивая позицию конкурсного управляющего Панченко Д.В.

по вопросу целесообразности оспаривания вышеуказанных сделок, высказанную в ходе рассмотрения дела, а также то, что не представлено достаточных доказательств в опровержение добросовестности арбитражного управляющего, в то время как добросовестность и разумность предполагается, пока не доказано обратное (часть 3 статьи ), суд приходит в выводу о том, что само по себе действие по оспариванию сделок не привело бы к увеличению конкурсной массы должника, поэтому оснований считать, что в данном случае конкурсный управляющий действовал недобросовестно или неразумно, не имеется.

Кроме того, суд обращает внимание на то, что в рамках положений статьи 60, главы Ш.1 Закона о банкротстве и с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 2, 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 №32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности банкротстве», а также в пункте 31 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы Ш.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредитор (его правопредшественник) не лишен был возможности с учетом принципов разумности и осмотрительности занять активную позицию в рамках дела о банкротстве ОАО «Уренгойтрубопроводстрой», своевременно обратиться к арбитражному управляющему с предложением об оспаривании сделок, инициировать принятие решений собранием или комитетом кредиторов об обязании конкурсного управляющего оспаривать сделки и таким образом, иметь возможность на более ранних этапах оценить поведение конкурсного управляющего и оценить перспективы погашения задолженности перед кредиторами в рамках конкурсного производства.

Кроме того, суд обращает внимание на то, что в рамках положений статьи 60, главы Ш.1 Закона о банкротстве и с учетом разъяснений, изложенных в пунктах 2, 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 №32

«О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности банкротстве»

, а также в пункте 31 Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы Ш.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» кредитор (его правопредшественник) не лишен был возможности с учетом принципов разумности и осмотрительности занять активную позицию в рамках дела о банкротстве ОАО «Уренгойтрубопроводстрой», своевременно обратиться к арбитражному управляющему с предложением об оспаривании сделок, инициировать принятие решений собранием или комитетом кредиторов об обязании конкурсного управляющего оспаривать сделки и таким образом, иметь возможность на более ранних этапах оценить поведение конкурсного управляющего и оценить перспективы погашения задолженности перед кредиторами в рамках конкурсного производства. В обоснование заявленных требований истец ссылается также на то, что Панченко Д.В., исполняя обязанности конкурсного управляющего должника, не предпринял действий, направленных на привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, в связи с чем требование истца, включенное в реестр кредиторов не было удовлетворено.Пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве предусмотрено, что нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 настоящего Федерального закона.Исходя из смысла приведенной нормы материального права, возможность привлечения лиц, перечисленных в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве к субсидиарной ответственности возникает при наличии одновременного ряда указанных в законе условий: возникновение одного из перечисленных в пункте 1 статьи Закона о банкротстве обстоятельств и установление даты возникновения обстоятельства; неподачи кем-либо из указанных выше лиц заявления о банкротстве должника в течение месяца с даты возникновения соответствующего обстоятельства; возникновение обязательств должника, по которым привлекается к субсидиарной ответственности лицо (лица), перечисленные в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве, после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи Закона о банкротстве.Между тем, истец не представил доказательств, когда именно должник стал отвечать признакам несостоятельности (банкротства), когда у собственников должника возникла обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника и возникли ли обязательства должника перед истцом после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи Закона о банкротстве, были ли собственниками должника допущены нарушения статьи Закона о банкротстве.Задолженность должника по оплате обязательных платежей, на которые ссылается истец, само по себе не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.Как следует из пояснений Панченко Д.В., конкурсным управляющим был проведен анализ документации должника и ответов регистрирующих органов на запросы конкурсного управляющего, что позволило сделать вывод о том, что руководством должника не совершались сделки, направленные на вывод активов из конкурсной массы. Все имущество, которое числилось за должником согласно сведениям должника и регистрирующих органов, было передано конкурсному управляющему в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи Закона о банкротстве.

Документы бухгалтерского учета и отчетности также в полном объеме были переданы конкурсному управляющему, что исключало возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по пункту 4 статьи 10 Закона о банкротстве. Кроме того, в заседании представитель конкурного управляющего Панченко Д.В.

пояснил, что в заявленные периоды времени возможного искажения бухгалтерской отчетности руководителем должника являлся директор Азиков, который скончался в мае 2013 года.

Таким образом, привлечение данного руководителя должника к субсидиарной ответственности не представлялось возможным.Учитывая изложенное, истец не доказал возможность положительного результата в случае обращения ответчика с соответствующим заявлением в арбитражный суд в порядке пунктов 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве.Суд приходит к выводу об отсутствии доказательств противоправности бездействия Панченко Д.В.

по привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, наличия причинно-следственной связи между названным бездействием и причинением должнику и его кредиторам убытков в заявленном размере.Истцом также заявлено о взыскании убытков с конкурсного управляющего со ссылкой на то, что торги по продаже дебиторской задолженности проведены по неоправданно заниженной цене, что привело к убыткам кредиторов в виде непогашенной задолженности.В соответствии со статьей Закона о банкротстве конкурсный управляющий вправе с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи.Продажа прав требования должника осуществляется конкурсным управляющим в порядке и на условиях, которые установлены статьей Закона о банкротстве, если иное не установлено федеральным законом или не вытекает из существа требования. Условия договора продажи прав требования должника должны предусматривать: получение денежных средств за проданное право требования не позднее чем через тридцать рабочих дней с даты заключения договора купли-продажи; переход прав требования только после полной оплаты прав требования.В случае наличия между конкурсным управляющим и собранием кредиторов (комитетом кредиторов) разногласий по вопросу согласования порядка продажи прав требования должника данные разногласия разрешаются в порядке, предусмотренном пунктом 2 статьи Закона о банкротстве.Таким образом, возможность совершения конкурсным управляющим уступки прав требования должника неразрывно связана с принятием такого решения общим собранием кредиторов или комитетом кредиторов.Из материалов дела усматривается и истцом не опровергнуто то, что конкурсным управляющим предприняты все необходимые и предусмотренные законом действия, связанные с соблюдением процедуры продажи дебиторской задолженности должника.Решение о продаже дебиторской задолженности ОАО «Уренгойтрубопроводстрой» в размере 612.381.890 руб.

на открытых торгах в форме аукциона было принято 24.01.2014 комитетом кредиторов ОАО «Уренгойтрубопроводстрой». В соответствии с отчетом об оценке №24/13-О от 30.01.2014 рыночная стоимость прав требования должника составила 164.562.000 руб.

14.04.2014 и 30.05.2014 были проведены два аукциона по реализации дебиторской задолженности.

По причине отсутствия заявок указанные аукционы признаны несостоявшимися, в связи с чем в соответствии с пунктом 4 статьи Закона о банкротстве права требования были выставлены на торги в форме публичного предложения.

На торгах в форме публичного предложения дебиторская задолженность была приобретена на последнем интервале торгов за 1.418.058 руб.Ни отчет, ни решение комитета кредиторов, ни торги не оспорены. Сведения о том, что между кредиторами и конкурсным управляющими имели место разногласия по вопросу согласования порядка продажи прав требований должника, в материалах дела отсутствуют, о наличии таких разногласий в рамках дела о банкротстве истец суду не сообщил.

Доказательств того, что первоначальная продажная цена вышеуказанной дебиторской задолженность могла быть установлена в большем размере, истцом не представлено.В материалы дела не представлены доказательства наличия у конкурсного управляющего всех первичных документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, и реальной возможности взыскания дебиторской задолженности, экономической целесообразности ожидания поступления в конкурсную массу денежных средств от погашения задолженности, с учетом сроков осуществления процедуры банкротства, размера возникающих сопутствующих текущих расходов должника, в том числе на продолжение процедур банкротства.

Указание истцом размеров уставных капиталов некоторых организаций-дебиторов без анализа подтверждающих задолженность первичных документов не свидетельствует о реальности взыскания дебиторской задолженности.Даже в случае взыскания дебиторской задолженности и поступления денежных средств на расчетный счет должника они были бы направлены на погашение текущих обязательств, в первую очередь, перед бывшими работниками предприятия. Как следует из отчета конкурсного управляющего, в ходе конкурсного производства были уволены 1091 человек.

Уволенным в феврале 2014 года работникам не была произведена выплата заработной платы за январь – февраль 2014 года, а также не была произведена выплата выходного пособия.

Общий размер текущих обязательств перед работниками составил 177.938.474 руб., что больше рыночной стоимости дебиторской задолженности.Таким образом, даже взыскание дебиторской задолженности не позволило бы осуществить удовлетворение требований кредиторов, включенных в реестр.

Из материалов дела не усматривается, что арбитражным управляющим Панченко Д.В. при осуществлении процедуры банкротства должника были совершены действия или допущено бездействие, которые повлекли или могли повлечь убытки для должника или его кредиторов, не доказан факт причинения истцу убытков и не представлены доказательства, позволяющие установить наличие прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) арбитражного управляющего и наступившими у истца неблагоприятными последствиями в виде не погашения реестровой кредиторской задолженности.Оценив представленные доказательства по правилам статей , , суд приходит к выводу, что материалы дела не содержат доказательств, позволяющих установить наличие совокупности условий для возложения на арбитражного управляющего гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, в связи с чем в удовлетворении заявленных требований следует отказать.Определением от 27.05.2015 в соответствии пунктом 1 статьи Налогового кодекса Российской Федерации истцу предоставлена отсрочка по уплате государственной пошлины до вынесения решения по настоящему делу.

Поскольку в удовлетворении исковых требований отказано, государственная пошлина подлежит взысканию в доход федерального бюджета с истца.Руководствуясь ст.ст.

, — Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный судрешил:В удовлетворении иска Крутову Сергею Викторовичу к Панченко Дмитрию Валерьевичу о взыскании убытков – отказать.Взыскать с Крутова Сергея Викторовича в доход федерального бюджета 200000 руб. государственной пошлины.Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения.Судья А.А.ЧернышеваАС Санкт-Петербурга и Ленинградской обл.

государственной пошлины.Решение может быть обжаловано в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения.Судья А.А.ЧернышеваАС Санкт-Петербурга и Ленинградской обл. Крутов Сергей Викторович к/у Панченко Денис Валерьевич НП «СОАУ «Континент» ООО «Страховое общество «Помошь» Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст.

167 ГК РФСудебная практика по применению норм ст. 15, 393 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст.

167 ГК РФСудебная практика по применению нормы ст.

15 ГК РФ

Ответственность арбитражного управляющего и взыскание убытков со страховой

6 мартаСтраховые компании редко когда стремятся исполнить свои обязательства при наступлении страховых случаев — об этом, я думаю, многие знают на собственном опыте. То же самое наблюдается и в делах о банкротстве.

Не так давно мы проблему привлечения арбитражных управляющих к ответственности за убытки, причиненные ими в процедуре. Основания их возникновения могут быть самые разные — и продажа имущества должника по заниженным ценам, и бездействие в виде неоспаривания сделок по выводу активов, и привлечение ненужных специалистов с соответствующими зарплатами, и т.д.

Но главное в таких делах — помнить о том, что арбитражный управляющий может быть наказан рублем за любое свое необоснованное действие, которое повлекло уменьшение конкурсной массы.

Институт привлечения управляющих к ответственности за убытки удобен еще и тем, что их ответственность застрахована, причем на существенные суммы. Следовательно, получив на руки судебное решение о взыскании убытков, вы не оказываетесь один на один с бедным гражданином, у которого отсутствует имущество.

Нет, вы можете обратиться в страховую компанию, обязанную исполнить решение суда — потому, что каждый управляющий обязан страховать свою ответственность. Такой аналог ОСАГО получается. Судебная практика показывает, что в 2021 году арбитражных управляющих более 300 раз привлекли к ответственности за убытки, а сумма взысканий за первые полгода составила внушительные 501 миллион рублей.

По сравнению с 2018 годом — рост в 2,1 раза. Конечно, это не могло не вызвать неудовольствия страховых компаний.

В результате наметилась тенденция отказа в выплатах кредиторам, привлекшим управляющего к ответственности, на основании того, что зачастую управляющие, нарушая свои обязанности, действуют умышленно. В своих отказах страховщики ссылаются на :Страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Казалось бы, логично; позиция страховых компаний получила поддержку в судах.

Но недавно Верховный Суд переломил эту тенденцию. Он , что как только наступил страховой случай — суд привлек управляющего к ответственности за убытки, и неважно, в связи с чем именно, — страховая компания должна выплатить возмещение в размере этих самых убытков.

Именно так, а не иначе, и ссылки на умышленность действий управляющего не имеют никакого правового значения.

Уже после страховая компания может предъявить регрессные требования к причинителю вреда. Но этот вопрос не должен волновать кредиторов, которые заинтересованы в том, чтобы он действовал максимально оперативно и добросовестно, а также руководствовался прежде всего их интересами. К сожалению, практика показывает: для того, чтобы добиться успеха, необходимо пройти все судебные инстанции и добраться до самого Верховного Суда.

Тем не менее, привлечение управляющего к ответственности и взыскание с него убытков — абсолютно реально. После данных разъяснения высшей судебной инстанции нижестоящие суды не смогут отказать в требованиях кредиторов к страховой компании о покрытии убытков, причиненных временным или конкурсным управляющим.

Больше другой полезной информации о банкротстве — .

Процедура взыскания убытков с арбитражного управляющего

1503 Содержание страницы В процедуре банкротства участвует арбитражный управляющий. Он отвечает за контроль над активами должника.

Его главная обязанность – удовлетворение всех требований кредиторов. Для достижения этой цели специалист наделяется соответствующими правами. Однако у него есть не только права, но и некоторые обязательства. В частности, с управляющего можно взыскать убытки, им допущенные. В статье 20.3 ФЗ №127 от 26 октября 2002 года указано, что арбитражный управляющий имеет определенные обязанности.
В статье 20.3 ФЗ №127 от 26 октября 2002 года указано, что арбитражный управляющий имеет определенные обязанности.

Если он не исполняет возложенные на него обязанности, специалист привлекается к ответственности. В части 4 статьи 20.4 ФЗ «О несостоятельности» говорится, что управляющий должен возмещать убытки, если они появились вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных функций. Суммы к взысканию неограниченны.

К примеру, есть определение ВС №309-ЭС17-12715. На его основании с управляющего было взыскано 800 000 000 рублей. Наличие ответственности обусловлено широким перечнем полномочий управляющего.

Чем существеннее предоставленные права, тем выше ответственность.

Основания взыскания в законе не указаны. Ошибки управляющего, являющиеся основанием для возмещения убытков, определяются практикой. Рассмотрим самые распространенные ошибки, которые предполагают компенсацию ущерба. На специалиста возложено очень много обязанностей. Если их слишком много, он может перестать с ними справляться.

Если их слишком много, он может перестать с ними справляться. Иногда профессионал принимает решение передать часть своих полномочий третьим лицам.

К примеру, в одном из реальных дел специалист передал другому лицу носитель . С помощью этого инструмента совершен перевод средств. Судебный орган принял решение о том, что действия третьих лиц не освобождают управляющего от ответственности.

Управляющий должен соблюдать очередность погашения требований. Даже если игнорирование этой очередности вызвано объективными причинами, это не освобождает профессионала от ответственности.

К примеру, управляющий перевел зарплату штату банкрота за один месяц. Однако не был перечислен платеж в бюджет .

В действиях такого управляющего были найдены основания для взыскания убытков.

Должник в период признания несостоятельности не может отчуждать свое имущество. По сути, это будет являться сокрытием собственности.

Все имущество банкрота потенциально может пойти на погашение долгов кредиторов. А потому отчуждение является незаконным.

За сохранностью имущества должен следить управляющий. Однако он может невнимательно подойти к своим обязанностям. К примеру, довериться предыдущей инвентаризации, пропустив операцию по отчуждению собственности.

Если имуществу банкрота будет нанесен вред третьими лицами, ответственность за это несет управляющий. Простая ошибка может привести к тому, что со специалиста будут взыскиваться убытки. Как взыскать убытки с арбитражного управляющего?

Главное – доказать причинно-следственную связь между действиями специалиста и причиненным ущербом. В частности, нужно подтвердить, что действия или бездействия специалиста повлекли за собой убытки у заинтересованных лиц.

Для получения компенсации кредитор или другие лица могут подать иск в суд. К заявлению прилагаются документы, подтверждающие неправомерность действий.

Нельзя обращаться в суд просто по факту убытка.

Нужно обязательно подтвердить, что ущерб – это результат действий или бездействия профессионала. ВАЖНО! О наличии подтверждающих документов следует позаботиться заранее. Необходимо разработать алгоритм, позволяющий документировать каждое действие управляющего.

Для предварительного сбора доказательной базы рекомендуется провести эти действия:

  1. Имеет смысл обязать специалиста каждый месяц составлять отчет о предпринятых мерах. Ввести соответствующее обязательство можно на собрании кредиторов. Отчет должен предоставляться в письменном виде. На нем проставляется подпись управляющего. Этот документ может стать доказательством в суде. Кроме того, кредиторы могут сверять отчет управляющего с реестром требований. Это инструмент для отслеживания качества работы специалиста.
  2. Деятельность управляющего контролируется комитетом кредиторов. Если комитет решит, что действия специалиста не являются правомерными, он может незамедлительно направить иск в суд.
  3. Заявление в суд следует отправлять в самые краткие сроки. Затягивание может негативно повлиять на исход дела. Судья может заинтересоваться, чем вызвано такое промедление.

Для обращения в суд действия специалиста должны быть существенными. Если же он допустил несущественные нарушения, следует отправляться в Росреестр или в саморегулируемую организацию. Каждый арбитражный управляющий должен входить в СРО.

Последняя несет ответственность за его действия. Если специалист нанес ущерб своим клиентам, СРО возмещает убытки.

Кроме того, организация исключает управляющего из состава своих участников.

Это лишает его права на дальнейшую деятельность. Для проверки деятельности управляющего нужно знать специфику работы, для того чтобы определять ситуации с потенциальной опасностью. К примеру, специалист имеет право привлекать к работе сторонних лиц.

Их услуги оплачиваются за счет средств фирмы-банкрота. Недобросовестный управляющий может оплачивать услуги сторонних специалистов по завышенным ставкам.

То есть начинает действовать система «откатов». Происходит незаконный увод денег из организации-банкрота.

Такое правонарушение можно предотвратить. Для этого кредиторам нужно ограничить полномочия управляющего в сфере привлечения сторонних специалистов. К примеру, можно ввести правило, по которому специалист должен получать согласие от комитета кредиторов касательно приглашения других лиц к работе.

Такая мера обеспечит наибольший контроль деятельности управленца.

В законе ничего не сказано о том, когда возникает право подавать иск на взыскание ущерба с управляющего. Для определения этого момента можно воспользоваться юридической практикой.

Общие положения свидетельствуют о том, что идти в суд следует после завершения процедуры несостоятельности. Для того чтобы иск был удовлетворен, должны выполняться эти условия:

  1. Наличие вины управляющего. То есть он или бездействовал, или не исполнял обязанности, возложенные на него.
  2. Наличие подтверждающих документов. Недостаточно изложить претензии в иске. Они должны быть обязательно подтверждены документально.
  3. Возможность оплаты госпошлины. Рассматриваемые судебные дела будут облагаться госпошлиной.

Если хотя бы одно из этих составляющих отсутствует, в подаче иска нет никакого смысла. Доказательства потребуются и в том случае, если кредиторы обращаются в саморегулируемую организацию.

Однако решение вопроса через СРО – это, как правило, менее длительная процедура.

Взыскание убытков с арбитражного управляющего

22 ноября 2017 В деле нашли отражение противоположные тенденции: нежелание судов взыскивать убытки и, напротив, стремление судов взыскивать убытки почти всегда.

22.11.2017 | | Светлана Рогоцкая ПАО «Сбербанк» обратилось в Арбитражный суд г.

Москвы с требованием о взыскании с конкурсных управляющих Богинской и Прохоренко солидарно убытков в размере почти 65 млн руб., причиненных их бездействием, – они своевременно не оспорили сделки по отчуждению должником «АГИС СТАЛЬ» принадлежавших ему акций общества «Муромэнергомаш», что сделало невозможным пополнение конкурсной массы должника и привело к нарушению имущественных прав Сбербанка как конкурсного кредитора. Решением Арбитражного суда г. Москвы требования Сбербанка были удовлетворены в полном объеме.

Суд пришел к выводу, что по вине Богинской и Прохоренко, исполнявших обязанности конкурсных управляющих и располагавших достаточной информацией об отчуждении обществом «АГИС СТАЛЬ» перед своим банкротством акций общества «Муромэнергомаш» по многократно заниженной цене, пропущен срок исковой давности по иску об оспаривании сделок, в конкурсную массу не возвращено имущество должника.

При этом суд счел, что объективные препятствия для оспаривания сделок отсутствовали. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда, оставленным без изменения окружным судом, решение суда первой инстанции было отменено.

Суды не нашли причинно-следственной связи между бездействием арбитражных управляющих и фактом причинения убытков.

Сбербанк обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ нашла жалобу подлежащей удовлетворению. Судебная коллегия указала, что в соответствии с Законом о банкротстве конкурсный управляющий, действуя добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, должен принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника, находящегося у третьих лиц.

Для реализации этих целей конкурсный управляющий наделен правами по оспариванию сделок должника. Суд отметил, что если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности. В силу гражданско-правового характера ответственности конкурсного управляющего убытки подлежат взысканию посредством доказывания истцом всех признаков состава правонарушения.

Поскольку ответчикам вменялось бездействие по своевременному оспариванию сделок, суды, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, должны были установить конкретные обстоятельства, среди которых: даты, когда конкурсные управляющие узнали или должны были узнать о сделках (начало течения срока исковой давности); наличие достаточных оснований полагать о недействительности (подозрительности или предпочтительности) сделок; наличие у конкурсного управляющего объективных препятствий для оспаривания сделок; вероятность признания сделок недействительными и возможные последствия, в том числе размер денежных средств, который подлежал бы возвращению в конкурсную массу; размер убытков, причиненных конкретному кредитору. Судебная коллегия не согласилась с мотивами отказа в удовлетворении иска, изложенными в постановлениях апелляционного и окружного судов. Судебная коллегия отметила, что для отказа в удовлетворении иска суды должны были установить отсутствие противоправности в действиях арбитражных управляющих.

А отсутствие причинно-следственной связи между действиями конкурсного управляющего и убытками в заявленном истцом размере обязывало суд самостоятельно определить их размер и удовлетворить иск исходя из этой суммы. Судебная коллегия не согласилась и с решением суда первой инстанции, отметив, что судебной оценке подлежала деятельность Богинской и Прохоренко с момента потенциальной или реальной осведомленности каждой из них о заключении спорных сделок до истечения годичного срока исковой давности.

Однако эти обстоятельства судом определенно не установлены. Суд также указал, что доводы ответчиков о том, что ранее в судебном порядке не признавались их действия незаконными, несостоятельны. Из названных ответчиками судебных актов следует, что ранее суды не оценивали действия арбитражных управляющих применительно к соблюдению ими срока исковой давности по оспариванию сделок.

В рамках данного дела суд не лишен возможности оценить эти обстоятельства. «Вопреки доводам ответчиков, отсутствие судебного акта о недействительности сделок не препятствует суду в данном деле оценить доводы Банка о судебной перспективе оспаривания сделок при соблюдении срока исковой давности. При этом суду достаточно вывода о высокой вероятности признания сделок недействительными», – указал суд.

Ввиду того что для принятия решения необходимы оценка доказательств и установление фактических обстоятельств по делу, Судебная коллегия отменила все принятые судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Партнер АБ «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов считает, что ВС РФ правильно расставил акценты, имеющие значение для дела: с какого момента арбитражный управляющий узнал (должен был узнать) о подозрительной сделке в контексте обсуждения вопроса сроков исковой давности, размер причиненных убытков и в пользу кого они должны быть взысканы, отсутствие необходимости вынесения судебного акта о признании сделки недействительной, если имеются достаточные основания полагать ее таковой, и т.д.

Очевидно, что основания для взыскания с арбитражных управляющих убытков в данном случае имеются, хотя, видимо, они должны быть взысканы в несколько ином размере.

По мнению старшего партнера Романа Речкина, дело интересно прежде всего тем, что в нем столкнулись две противоположные тенденции российского правосудия: нежелание судов взыскивать убытки и, как следствие, отказ по любым основаниям и, напротив, стремление судов взыскивать убытки почти всегда, даже если они исчисляются сотнями миллионов, а то и миллиардами рублей. «В данном деле эти тенденции видны достаточно четко: арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск в полном объеме, не установив массу юридически значимых обстоятельств, – такое впечатление, что почти не разбираясь. А апелляционный и кассационные суды в иске отказали со ссылкой на недоказанность причинно-следственной связи», – объяснил он.

Кроме того, юрист заметил, что в своем решении Верховный Суд очень подробно описал «стандарт доказывания» – те обстоятельства, которые должны быть установлены судом при рассмотрении иска о взыскании с арбитражного управляющего убытков, причиненных неоспариванием сделки по выводу активов должника. «Учитывая логичность и мотивированность определения Судебной коллегии, с ее подходом сложно не согласиться, – подчеркнул Роман Речкин.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+